Саша и её приключения
Последнего урока, математики не было. Саша и Тамара остались убирать класс. Виталик и Дим¬ка пытались остаться помочь им, но Саша их живо выперла и заперла двери. Знает она эту «помощь»! Потом обязательно в трусы полезут! Тамара пыталась возражать, ей вроде Виталий нравился, но Саша была неумолима. У неё были свои планы. Девушки быстро убрались и разошлись. Похоже, Тамара была недовольна, что Саша прогнала пар¬ней. Но у Саши были свои планы, парням там просто не было места.

У кабинета литературы девушка оглянулась. Урок ещё не кончился, поэтому коридор был ещё пуст. Учительница Ольга Александровна, стройная высокая брюнетка лет 27—28, сидела за столом и проверяла тетради. Одета она была в белую блузку с галстучком, синюю юбку и чёрные туфельки. Она подняла голову и удивлённо посмотрела на вошедшую ученицу. Саша улыбнулась, закрыла дверь и плавной походкой направилась к учительнице. Ольга Александровна удивлённо подняла бровь и спросила:

— Вдовенко, ты что — то хотела?

Вместо ответа Саша влепила учительнице пощёчину, вторую, потом, схватив за волосы, бросила на пол. Прежде чем учительница опомнилась, Саша села сверху и, заломив ей руки за спину, защёлкнула наручники, обитые бархатом. Тут Ольга Александровна забилась, пытаясь освободиться, но было уже поздно.

— Вдовенко! — начала она кричать. — Ты что делаешь! Немедленно прекрати!

— А ну заткнись, сучка! — Саша с силой ткнула её лицом в пол.

Но учительница не унималась:

— Я тебе приказываю освободить меня! Прекрати хулиганить!

Саша подтянула к себе сумку и вытащила надувной кляп. Когда Ольга Александровна в очередной раз открыла рот, Саша ловко вставила грушу и накачала. Учительница обнаружила, что способна лишь мычать. Тем временем Саша достала ножницы и, задрав учительнице юбку, принялась резать сначала колготки, а потом трусики. Ольга Александровне это не понравилось, она начала брыкаться, но несколько сильных ударов плёткой по попке, заставили её успокоиться. Закончилось всё тем, что Саша сняла с учительницы и юбку, отряхнула и аккуратно положила на парту. Потом она отошла и сделала несколько фотографий учительницы.

— Ты теперь у нас будешь порнозвезда! — сообщила она Ольге Александровне, демонстрируя ей снимки. — Ладно, продолжим наши занятия.

Тут прозвучал звонок, послышался топот ног. Кто — то подошёл и дёрнул за ручку, Ольга было обрадовалась, но некто, убедившись, что закрыто, пошёл дальше. Саша усмехнулась и помогла учительнице встать. Что дальше будет, ей не пришлось гадать. Девушка подвела её к столу, с которого заранее успела всё убрать, заставила расставить ноги и привязала их к ножкам стола короткими верёвками, которые достала из сумки. Уложив Ольгу Александровну грудью на стол, Саша присела сзади.

— У тебя там целые джунгли! — сообщила она. — Как можно так запускать себя? Чтобы завтра всё побрила! — Проведя пальцами по губам, она воскликнула: — Да тебе это нравится, блядушка! Вся мокрая!

Ольга Александровна почувствовала, что краснеет, её, и правда, это сильно возбудило.

— А знаешь, сучка, — Саша облизала пальцы, — на вкус ты довольно неплоха. Сейчас узнаю лучше.

И она принялась работать язычком, тщательно обследуя всю киску учительницы, а пальцами лаская клитор. Очень скоро Ольга начала сладострастно мычать, и вскоре забилась в судорогах оргазма. Но Саша и не думала останавливаться, двумя пальцами она вошла в дырочку и принялась её трахать, языком лаская клитор. Лишь после третьего оргазма, она остановилась и закурила.

— Будешь кричать? — спросила она у учительницы.

Та замотала головой. Саша спустила воздух и вынула кляп. Ольга смогла облизать губы и сглотнуть слюну.

— А теперь, сучка, — сказала, раздеваясь, Саша, — твоя очередь.

И встала задом перед лицом учительницы. Однако, Ольга Александровна отвернула мордочку, не желая вылизывать девушку. Саша не стала настаивать. Она вставила кляп обратно, задрала повыше блузку и при — нялась пороть учительницу.

— Тебе, видимо, сука нравится, когда тебя ругают, унижают, бьют? Вот и получишь по полной. Для начала — пятьдесят ударов плетью. В следующий раз буду пороть стеком, хлыстом или кнутом, — приговаривала Саша, стегая учительницу.

Она не считала удары, но потом прикинула, что получилось гораздо больше пятидесяти. Впрочем, и не сто. После этого она подошла и язычком слизала слёзы с лица женщины:

— Вот ты же сама виновата, что была выпорота. Выполнила бы сразу приказ — попа, такая симпатишная, была бы цела. Больше не будешь отказываться выполнять мои приказы? — Ольга замотала головой. — Ну, смотри!

Сделав несколько фотографий, Саша вынула кляп и подставила свою киску. И Ольга Александровна принялась вылизывать свою ученицу. А Саша ещё постёгивала плёткой, указывая как, что и куда делать. Лишь через час, получив пару оргазмов, Саша отошла, сказав:

— Учиться вам, Ольга Александровна, учиться и ещё раз учиться женщин язычком удовлетворять. Но ничего, под моим чутким руководством вы овладеете этой наукой в совершенстве. Будем работать над этим много и тщательно.

Тем временем Саша надела большой чёрный страпон и подошла к учительнице. Та полными ужаса гла — зами посмотрела на страпон, покосилась на плётку и принялась послушно его облизывать. Пока она облизы — вала и сосала фаллоимитатор, Саша сделала несколько снимков, стараясь, чтобы лицо Ольги Александровны вышло как можно лучше.

Наконец, решив, что этого хватит, Саша начала штурм учительской пиписьки. Она приготовила смазку, специальный крем, но обнаружила, что он не нужен: Ольга прямо — таки истекала от желания. Осторожно войдя, Саша принялась трахать Ольгу Александровну, то заходя полностью, то почти вынимая. Не менее двух часов продолжался трах. Саша отвязала ноги учительнице, и она то становилась на четвереньки, то прыгала на члене, когда Саша лежала на парте, то задирала ногу на доску. И, конечно, Саша сделала много фотографий учительского траха. Для пущего впечатления Саша вешала зажимы Ольге Александровне на грудь, язык, половые губы. И показывала их учительнице.

— Ты у меня прямо — таки звезда! — хихикала девушка. — Правда, порно, но тем не менее!

Лишь вечером Саша успокоилась и, одевшись, приказала на прощание стоящей перед ней на коленях Ольге Александровне:

— Значит, так. Первое. Там всё выбрить, — она похлопала учительницу между ног, Ольга Александровна кивнула. — Второе. Трусов больше не носить. Как хочешь, так и одевайся, но трусы тебе носить запрещено. Ясно, сучка? — Ольга опять кивнула. — Смотри, завтра проверю. Третье. Колготки тоже запрещено носить. Носи чулки или с поясом, или на резинках. Да, именно так. Вот, держи, — Саша сунула пакет в рот Ольге, — сейчас и наденешь. Четвёртое. Отныне, наедине меня называешь только на вы и только госпожа. За всякое иное обращение тебя ждёт порка. Ясно? — Ольга кивнула. — Я оглохла, что ли? — удивилась Саша.

— Ясно, госпожа! — крикнула Ольга.

— Перечисли! — потребовала Саша.

— Мне приказано побрить киску, запрещено носить трусы и колготки, обращаться к вам наедине лишь на вы и госпожа! — отчеканила Ольга Александровна.

— А ты хорошо учишься, сучка! — потрепала учительницу по щёчке Саша и выставила туфельку. — Целуй!

Пришлось Ольге Александровне поцеловать туфлю Саше. Это тоже было сфотографировано.

Саша связала ноги, сняла наручники и, послав учительнице воздушный поцелуй, ушла. Развязав ноги, Ольга закрыла дверь и села на стол, мастурбируя. Впечатлений хватало. Её связала, выпорола и изнасиловала девчонка почти вдвое младше! И, очень похоже, этим дело не ограничится. Но, чёрт возьми, Ольге Александровне это очень понравилось. Она обнаружила, что снова потекла при одной мысли об этой маленькой дьяволице!
2

На следующий день Ольга вышла в школу в семь часов. Потому что получила smsку с приказом от Саши вместе с парой фотографий. Саша её ждала в подъезде.

— Показывай! — приказала она Ольге. — Прямо здесь, госпожа?! — испугалась Ольга Александровна.

— Одну порку ты уже заработала! — влепила Саша пощёчину учительнице. — Задирай юбку, шлюха!

Пришлось Ольге поднять юбку.

— Так — с, — присела Саша. — Трусов нет, в чулках... И киску гладко выбрила, — она провела пальчиками по губ — кам и вокруг. — Молодец...

Саша с трудом сдерживалась. Ей хотелось упасть на колени и впиться в эту пипиську, лизать и кусать. Но всё — таки она сдержалась. Встав, она разрешила Ольге опустить юбку и, взяв её под руку, повела к школе. По дороге, не выдержав, Саша завела учительницу в подъезд, и там они вылизали друг другу киски. Уже в школе Саша одела страпон и оттрахала Ольгу Александровну.

— У меня для тебя есть подарок, сучка, — сказала Саша. Она одела на Ольгу специальные трусики с неболь — шим фаллоимитатором для попки. — Он ещё и вибратор, — «обрадовала» она Ольгу, показав небольшой брелок.

Она на что — то нажала, и в попе у учительницы началась вибрация.

— Ладно, наслаждайся, — сделав очередной снимок, Саша ушла.

Все уроки потом Саша издевалась над учительницей, то включая, то выключая вибратор. После уроков, она дождалась Ольгу Александровну, разрешила снять трусики, засняв процесс, заставила вылизать себя, а потом трахнула. И ушла. Ольга решила, что на сегодня всё. Но вечером, когда Ольга Александровна собралась ложиться спать, Саша позвонила и вызвала из дома. И заставила себя почти час вылизывать, а потом долго трахала. А потом ухватила Ольгу за ухо и прошипела:

— Значит так шлюшка. С завтрашнего вечера ты обязана меня ждать на улице с восьми до десяти. Если я приду, а тебя не будет — пеняй только на себя. Тебе ясно, сучка?

— Да, госпожа! — ответила Ольга.

— Вот и отлично. Разрешаю уйти, — сказала Саша.

Только вот на следующий день у Ольги не вышло выполнить этот приказ. После уроков к ней подошла Са — ша и шепнула идти за ней. Ольга Александровна на подгибающихся ногах пошла за девушкой, ожидая нехорошего сюрприза. Сюрприз действительно оказался огромным. Ухватив Ольгу под руку, Саша рассказала:

— Моя мамулька вместе со своим кобелем укатила на все выходные. Не то в Турцию, не то на Кипр. Так что квартирка на двое суток в нашем полном распоряжении.

Услышав подобное, Ольга едва устояла на ногах. С одной стороны Саша будет придумывать всё новые способы её унижений, но с другой стороны её ждёт много секса. В это время Саша сунула ей руку под юбку и засмеялась:

— Э — э — э, шлюха, да ты вся мокрая от предвкушения!

Ольга Александровна густо покраснела. От эротических фантазий она потекла и ничего сделать с этим не могла. В это время их догнала Света, одноклассница Саши. Поздоровавшись с учительницей, Светлана увела подружку в сторону. Саша только усмехнулась и жестом послала Ольгу Александровну вперёд, а сама поддер — жала увлекательный разговор про будущий день рождения, мальчиков и прочее. Наконец, через полчаса Саша попрощалась со Светой и подошла к Ольге.

— Уф! Еле избавилась. Вот же болтушка! — пожаловалась она, беря Ольгу Александровну под руку. — Кстати, она спросила, куда мы идём. Я сказала, — хихикнула Саша, — что ты хочешь поговорить с матерью о моей учёбе. Вроде тройка в четверти грозит. О том, что маман укатила на юг ей знать не обязательно.

Ольга Александровна промолчала, да её мнение Сашу не интересовало ни малейшей степени. Они подо — шли к дому. Этот был дом элитного класса. Поздоровавшись с охранником, Саша повела Ольгу к лестнице. Ко — гда они поднялись на пролёт, Саша достала самотык и дала учительнице:

— Давай, вылизывай, шлюшка, — задрала юбчонку, — а заодно и себя трахни.

Ольга Александровна вставила член в себя и, припав к пипиське Саши, заработав языком. Ситуация её страшно возбуждала, отчего быстро кончила. Впрочем, Саша была тоже на грани, потому что кончила одновре — менно. А потом началась фотосессия. Ольга Александровна, поднимаясь по лестнице, постепенно снимала одежду, позируя для Саши в разных позах. Она задирает ногу на перила, трахая себя фаллоимитатором, снимает блузку, расставив ноги, стоит на карачках с самотыком в пизде, снимает чулки, стоя так, чтобы хорошо были видны её губки. Венцом стали фотографии, где она сначала засовывает себе чулочки во влагалище, а потом на четвереньках ползёт по лестнице, а чулки волочатся следом.

Ольга Александровна испытывала противоречивые чувства: ей было очень стыдно за это, и её это безумно возбуждало. Она была готова убить Сашу и страстно хотела, чтобы та её трахнула, как последнюю шлюху. Видимо, Сашу это тоже весьма распалило. Открыв дверь квартиры, она буквально забросила Ольгу в прихожую, надела страпон, и, поставив учительницу раком, яростно принялась трахать. Ольга сама крутила задницей, стараясь получить как можно больше, приговаривая: «Да, да, так, госпожа! Сильнее трахай! Ещё, бери твою ебливую сучку!!» Саша трахала Ольгу грубо, жестоко терзая её киску, и именно такого секса хотелось учительнице. Лишь кончив по нескольку раз, любовницы упали без сил.

Откуда — то вытащив ошейник с поводком, Саша одела его на Ольгу и повела её в ванную. Учительница покорно ползла за ней, не смея встать. Поставив в ванне на четвереньки, Саша принялась мыть Ольгу Александровну, словно собаку. Ольга никак не могла понять, нравится ей это или нет. С одной стороны она была вроде сучки, что оскорбляло её, с другой — за ней так раньше не ухаживали, и всё это её сильно возбуждало.

Закончив мыть, Саша вытерла Ольгу большим пушистым полотенцем и повела в свою комнату. Там учи — тельницу ждала «одежда»: белые туфли, красные сетчатые чулки, крохотный белый фартучек и белая заколка в волосы. Сама же Саша нарядилась в чёрное сетчатое боди и сапоги «ботфорты».

— Я сейчас займусь фотографиями, — сказала Саша, — а ты сделай мне кофе.

Стоя на коленях, Ольга Александровна горящими глазами смотрела на сашин компьютер. Вот где источник её страданий! Стоит лишь... К реальности учительницу вернул удар стека.

— Замечталась, сучка? — ядовито спросила Саша, приподняв стеком голову учительницы. — Вообразила, что всё сотрёшь и станешь свободной? Дело вовсе не в этих файлах, Олечка, дело в тебе самой. Ты не поняла раз — ве ещё? Тебе НРАВИТСЯ мне подчиняться, тебе НРАВИТСЯ выполнять мои приказы, даже самые позорные. Если бы ты не хотела, я бы вряд ли смогла заставить ходить без трусов. Но тебе это очень НРАВИТСЯ, шлюха. Так ведь? — Багровая от стыда Ольга Александровна кивнула. — Тебя ведь жутко заводит, когда тебя унижают, так?

— Да, госпожа, — прошептала учительница.

— И что ты чувствовала, когда ходила по школе без трусов? — спросила Саша.

— Мне было очень стыдно, — призналась Ольга, — и я была жутко возбуждена. Я просто истекала, как сучка перед случкой, госпожа.

— Вот видишь, шлюшка, — Саша похлопала учительницу стеком по щеке. — Ты внутренне уже признала, что ты рабыня и шлюха. Так что перестань мечтать о какой — то свободе и наслаждайся своим положением. А сейчас вылижи мои сапоги.

Ольга подползла и принялась тщательно вылизывать сапоги хозяйки. Обе знали, что это просто закрепле — ние факта рабского положения учительницы. Как ни странно, но Ольге Александровне этот разговор принёс облегчение. Отныне она рабыня, ей не нужно думать, за неё будет думать хозяйка, ей остаётся лишь выполнять приказы, о последствиях которых ей тоже не нужно заботиться — об этом пусть голова у госпожи болит.
3

А Саша продиктовала Ольге правила поведения:

— По квартире передвигаться только на четвереньках. Получив приказ, целовать ноги. Без моего разреше — ния рта не открывать. Если нет приказа — стоять справа от меня на коленях, руки сложены за спиной. Тебе ясно, сучка?

— Да, госпожа, — ответила Ольга Александровна и поцеловала сапог.

— Хорошо, сейчас ты пойдёшь и приготовишь мне кофе, — сказала Саша. — А потом мы кое — чем займёмся. Ползи за мной, шлюха.

Показав, что где находится на кухне, Саша ушла. Ольга принялась готовить кофе. Поставив кофейник и чашку на поднос, она отнесла всё в комнату к хозяйке. Саша тем временем кое — что приготовила. Это была камера на штативе, осветительная лампа и ширма.

— Этим мы займёмся чуть позже, — сказала Саша, — а пока займёмся фотографиями.

Она настроила принтер и отпечатала около сотни фотографий, обсуждая их с Ольгой. Чем больше они рассматривали фотографии, тем большее возбуждение испытывали. В какой — то момент Саша и учительница посмотрели друг на друга... и свалились на ковёр, яростно целуя друг друга. Потом Саша вскочила и одела страпон. Ольга заметила, что страпон у неё не простой: нижняя часть вставлялась в киску, так что трахая кого — то, Саша заодно трахала и себя. Учительница уже стояла, упершись руками в журнальный столик и выпятив зад. Смазки не требовалось: ольгины выделения уже текли по бёдрам. Войдя одним ударом, Саша принялась прямо таки таранить Ольгу, та же орала как резанная, требуя сильнее трахать её. Потом Саша легла, а Ольга Александровна принялась прыгать на члене. Лишь получив по пять бурных оргазмов, они успокоились. Саша легла, закинув руки за голову, а учительница тщательно облизала страпон.

Приказав Ольге навести порядок, Саша опять вернулась к фотографиям. Большинство она складывала в папку, а некоторые откладывала. Ольгу Александровну разбирало любопытство: что особенного в тех фотогра — фиях, что Саша откладывала. Улучив момент, она просмотрела их. Из всех Саша почему — то выбрала лишь во — семь штук, шесть из них были сняты на лестнице, две в школе. И не самые развратные, они больше попадали под эротику. Что в них такого особенного, Ольга так и не смогла понять.

Утром, хорошо трахнув Ольгу, Саша спросила:

— Ты ведёшь уроки и в 10 «Б»?

— Да, госпожа, — подтвердила Ольга Александровна.

— Начинай там девчонок прессовать, — приказала Саша. — Побольше низких оценок.

— Зачем?! — изумилась Ольга.

— Какое твоё дело, сука?! — обозлилась Саша и влепила пощёчину. — Тебе сказали, что делать — выполняй, а не вопросы задавай! Ясно, тварь?!

— Да, госпожа! — Ольга принялась целовать ноги Саши. — Больше не повториться, госпожа!

— Смотри! — Саша ещё раз врезала. — А чтобы ты покрепче это запомнила, поставлю я тебе одну штучку.

Поставив учительницу раком, Саша вставила анальный мастурбатор. Если сидеть — он углублялся в задницу, а это было больно, так как острые грани врезались в стенки. Ольга Александровна была вынуждена провести целый день на ногах. Да ещё была вынуждена надеть длиннющие шпильки. Оно, конечно, красиво, но ноги ломило к вечеру страшно. Зато она накрепко усвоила: приказы Саши запрещено обсуждать. На уроке литературы в 10 «Б» Ольга устроила внезапный диктант. Тут же и проверила. Тетради девочек украсились двойками и тройками. Саша, выслушав отчёт учительницы, похлопала её по щёчке:

— Молодец, сучка. Продолжай в том же духе.

Для Ольги Александровны с вечера субботы по утро понедельника было обслуживанием Саши. Она то ласкала сашину киску, то подставляла свою для её страппона. А ещё Саша провела две фотосессии: во время одной Ольга раздевалась, начиная от шубки и кончая трусиками, а во время другой мастурбировала различными предметами, начиная с вибраторов и кончая бутылкой.

В школе никто не подозревал о двойной жизни Саши и Ольги Александровны. Они вели себя так, словно между ними были обычные отношения ученицы и ученика. А в действительности Саша придумывала для учи — тельницы разные развлечения. То вызвала с урока, вставила вибратор и отправила назад, то прицепила к нижним губкам клипсы с цепочкой, и Ольга Александровна целый день проходила так. Девочки в десятом «Б» все ходили в тройках и двойках, особенно доставалось Свете Ерохиной, красивой рыжей фигуристой девахи. У той ко всему ещё и характер был ершистый, она любила поспорить.

В среду мама Саши, Евгения Николаевна, очень похожая на дочь, невысокая стройненькая блондинка лет 35, рано вернулась домой. Вообще — то она планировала уехать с любовником за город на всю ночь, но при встрече страшно поругалась с ним. Их отношения уже были не очень, они устали друг от друга, и обоим нужен был повод, чтобы расстаться. И вот Евгения Николаевна вернулась домой, мечтая о ванне с бокалом вина. От — крывая дверь, она услышала женские сладострастные стоны. Так женщины стонут, когда их трахают. Но не это поразило женщину. Её поразило, что стонала ЧУЖАЯ женщина.

Осторожно прикрыв дверь, Евгения заглянула в комнату. И оторопела. Упершись руками в кресло, стояла, оттопырив задницу, незнакомая красивая брюнетка лет тридцати, одетая как проститутка: туфли на высоких ка — блуках, сетчатые чулки, корсет. А её обнажённая дочь, которой вреде бы полагалась быть в постели или, в худ — шем случае, сидеть за компьютером, увлечённо трахала её. «Чёрт возьми! — некстати подумала Евгения Николаевна. — Так вот почему её мальчики никогда не привлекали!»

Незаметно для себя Евгения возбудилась. Расстегнув пуговицы на брючках, она сунула руку и принялась мастурбировать, изумлением обнаружив, что изрядно намокла. По — прежнему не замечая появление хозяйки, любовницы поменяли позиции: Саша улеглась на пол, а брюнетка принялась скакать на члене. Все трое кончили в унисон. Брюнетка свалилась на Сашу, и они принялись целоваться.

Евгения Николаевна поспешно поправила одежду и вошла:

— Так-с, и что здесь твориться?

Брюнетка вскочила и хотела убежать, но Саша удержала её за поводок:

— Куда, сучка?! Рядом!

К изумлению Евгении Николаевны, брюнетка опустилась на колени и прижалась к ноге её дочери. А та спокойно стояла, глядя на мать. Смотря то на дочь, то на брюнетку, Евгения Николаевна спросила:

— Саша, ты, может быть, всё-таки объяснишь, что здесь происходит? Как это понять? — Она указала на страпон дочери.

— Да очень просто, — отозвалась Саша. — Это — моя учительница по литературе и рабыня Ольга Александ — ровна. Ей нравится это.

— Очень нравится, госпожа, — покраснев, подтвердила учительница.

— Боже мой, — Евгения хотела сесть в кресло, но промахнулась и упала на пол.

Саша засмеялась, а её рабыня позволила себе улыбку.

— И ничего смешного здесь нет! — сказала мама, но не выдержала и сама рассмеялась. — Ладно, что делать теперь будем?

— А ничего, — ответила Саша. — Если хочешь, можешь ко мне присоединиться. Будем вместе трахать Ольгу Александровну.

— Хм, идея интересная... — сказала Евгения Николаевна и приказала Ольге: — Встань, руки за голову! Повер — нись вокруг! — Учительница послушно выполнила приказы новой хозяйки. — Надо тебе брюхо и жопу подтянуть. Одна моя знакомая держит школу аэробики. Я позвоню ей, будешь посещать её три раза в неделю по вечерам.
Ольга Александровна мысленно застонала, но вслух ничего не сказала.

— Мама, а пусть она у нас живёт, — вдруг предложила Саша. — Всегда будет рядом и под рукой.

— Хорошая идея, — согласилась Евгения Николаевна. — Но сначала я хотела бы увидеть её способности.

Ольга подползла к ней, сняла брючки с трусиками и припала к бутону страсти. Сначала она поласкала клитор, сося, лаская язычком, покусывая, потом стала вылизывать щелку, проникая в каждую складку, а потом принялась за дырку, проникая языком глубоко внутрь. Евгения очень скоро принялась стонать, мять груди, крутить соски быстро закончила.

— Очень даже неплохо, — сказала, в конце концов, Евгения Николаевна.

Она перевела задумчивый взгляд с рабыни на дочь, так и не снявшую страпон.

— Хочешь понять, насколько я умею обращаться с этой штукой? — засмеялась Саша. — Если есть желание...

— А чёрт с тобой! — махнула рукой мать. — Грешить — так по полной!

Она сняла блузку и бюстгальтер и встала раком. Дочь встала сзади и сначала, дразнясь, провела несколько раз членом по губкам, а потом решительно вошла в мамину щель. Евгения подозвала Ольгу, положила перед собой и принялась работать язычком, увеличивая наслаждение. Очень скоро они кончили одна за другой. Евгения нашла, что Саша весьма неплохо научилась обращаться с этой штукой. Поцеловав дочь, она сказала:

— Теперь я буду гораздо чаще проводить вечера в семейном кругу, моя любимая.

— Я очень рада, мамочка! — отозвалась Саша.

На следующий день Ольга Александровна перевезла свои вещи к Саше. Она сама не ожидала, что была очень даже рада такому повороту. Такая жизнь ей нравилась куда больше, чем прежняя: одинокие тоскливые вечерами и очень редкими случайными романчиками.

4

В субботу Ольга Александровна провела очередную контрольную. Все девочки получили три или четыре, одна Светлана Ерохина двойку. Учительница укоризненно сказала:

— Ну когда ты уже за ум возьмешься, а, Ерохина? Задержись после уроков, поговорим.

Но после уроков Ольга Александровна сказала:

— Извини, но сейчас у меня дела, должна бежать. Подходи ко мне вечером к часикам семи. Там подробно обо всём и поговорим. Ладушки?

Вечером Светлана пришла по указанному адресу. Ольга Александровна встретила ученицу весьма доброжелательно, налила чаю, начала спрашивать о личной жизни, какие мальчики нравятся, кто именно. Постепенно Света стала ощущать нарастающее возбуждение: соски отвердели, внизу живота разлился жар. Она вдруг обратила внимание, какая сексуальная учительница: тонкая талия, высокая грудь, длинные стройные ножки, как сексуально она облизывает губки язычком.

— Клиент готов, — сказала Саша, наблюдая за происходящим на мониторе.

Светлана раскраснелась, ёрзала, трогала грудь, пыталась сунуть руку между ног. Евгения Николаевна тоже весьма возбудилась и ожесточённо мастурбировала. Хорошо проинструктированная Ольга Александровна тем временем перешла к основной части разговора:

— Так что мы будем делать с твоей успеваемостью, Ерохина?

— Я не знаю, Ольга Александровна, — девушка была готова заплакать. — Я очень стараюсь, но у меня ничего не получается.

— Есть один способ исправить положение, Светочка, — перешла на полушёпот учительница. — Мы займемся с тобой сексом...

— О да! — воскликнула Светлана. — Я согласна! Конечно! А кроме вас больше никого не будет?

— Будут две моих подруги, — улыбнулась Ольга. — Но для начала ты кое — что оденешь.

Она извлекла из-за кресла пакет и вытащила четыре кожаных манжета и маску на глаза. Одев манжеты и маску, Олька скинула халат, оставшись лишь в чулках, и поставила девушку на четвереньки. В это время в комнату зашли Саша и Евгения уже готовые, так сказать, к бою, со страппонами на изготовку. Ольга встала перед Светой на колени и ткнула её лицом себе в промежность:

— Лижи, сучка!

Изнывающая Света начала энергично работать язычком. Саша помяла задницу девушки и вошла в её пипиську, принявшись ритмично сношать. А Евгения стала снимать это на камеру. Вскоре Ольга по знаку Саши сняла маску: Свете уже было не до того, кто и что с ней делает. Её трахали сначала в киску, потом в попку, потом в оба отверстия сразу, она вылизывала киски, сосала страппоны. Саша ещё ей повесила на соски виброклипсы. Лишь под утро в одном плаще она очнулась на улице.

— Не фига себе визит к учительнице! — пробормотала девушка. — Однако трахнулась я классно... — Она рас — пахнула плащ и пощупала свои натруженные дырочки: — Да, поработали вы хорошо.

В понедельник на литературе Светлана со страхом ждала встречи с учительницей, но Ольга Александровна ни единым жестом не напомнила о прошлой ночи. Она вызвала её к доске, выслушала, поставила четыре:

— Можешь же, когда захочешь! Садись.

Зато перед последним уроком к Светлане подошла Саша и со словами: «Это тебе!», вручила конверт. На уроке девушка просмотрела содержимое и едва сумела усидеть на месте. Там оказались фотографии её траха: как она вылизывает киску, как сосёт страпон, как её трахают в киску, в попку, в оба отверстия вместе. Как она досидела до конца урока, девушка не помнила. Едва прозвенел звонок, Света вихрем выскочила из класса и нашла Сашу.

— Ну не здесь же! — поморщилась та. — Пошли в кафешку.

Светлана еле дотерпела до кафе. Едва они сделали заказ, как она набросилась на Сашу:

— Откуда это у тебя?!

— А тебе понравилось? Классные фотки, правда? Особенно та, где тебя в обе дырки пялят. Ох и визжала ты тогда!

— Что?! — опешила Света. — Так ты была там?!

— А ты как думала? — засмеялась Саша. — Была и трахала тебя. Но — но — но, без рук, подруга! — предупредила она девушку, заметив, как её руки сжались в кулачки. — Ну побьёшь ты меня сейчас, а завтра кто — нибудь найдёт твои фотографии в школе. Ты можешь представить себе, что с тобой тогда будет?

— Что ты хочешь? — спросила Света.

— Это уже лучше, — улыбнулась Саша. — Позвони домой и скажи, что ты у подруги, придёшь поздно.

Она положила ручку на ногу Светлане и стала её поглаживать, поднимаясь чуть выше. Света говорила с мамой, чувствуя, что против своей воли начинает возбуждаться. Тем временем рука Саши забралась под юбку, проникла в трусики и пальчиками принялась тереть клитор и гладить губки. Из — за боязни выдать себя стонами, Светлана закончила разговор.

— Ах ты шлюха! — шепнула Саша. — Ты же вся течешь! Пошли отсюда, сейчас ты меня вылижешь, сучка!

Как в трансе, Светлана пошла за Сашей и в какую — то подворотню, но вместо этого Саша задрала юбку у Светланы, стянула трусики и принялась вылизывать её щелку. Очень скоро девушку сотряс оргазм. Сунув её трусики себе в сумку, Саша потянула девушку:

— Пошли, нас ждут, мы и так задержались.

Светлана поняла, куда они идут лишь у подъезда:

— Но ведь здесь живёт Ольга Александровна!

— Вообще-то я здесь живу, — усмехнулась Саша. — А Ольга Александровна недавно тут поселилась.

— Ничего не понимаю, — призналась Света.

Они вошли в квартиру.

— Раздевайся, — приказала Саша. Света сняла куртку и тут же заработала пощёчину от Саши: — Это значит — всё до нитки, сучка!

Всхлипывая, Света разделась, и получила пакет с одеждой:

— Одень это, шлюха.

Там оказались: белые чулки, пояс к ним, бюстгальтер с вырезанными чашечками, туфли на десятисанти — метровых каблуках и ошейник с поводком. Саша повела Светлану в ванную. Там она намочила её волосы, при — чесала по — другому и высушила. Потом нанесла макияж.
— Взгляни — ка на себя, сучка! Чисто шлюха!

Девушка посмотрела и обомлела. В зеркале отражалась сексуально — развратная девица. Такой Светлана себя ещё не видела. Она почувствовала, что опять возбуждается. «Бля! Как это у Сашки получается? — подумала Света. — С ума от неё сойдёшь!»

— А вот и мы! — сказала Саша, входя в комнату.

Света увидела двух женщин. Одна из них, блондинка, в распахнутом халате сидела, раздвинув ноги и за — крыв глаза, другая, брюнетка, в красных туфлях, красных чулках и красном корсете со скованными за спиной руками, вылизывала ей киску. Они посмотрели на вошедших. Света с ужасом узнала в брюнетке свою учительницу литературы и русского языка, классную руководительницу Ольгу Александровну.

— Чего остановилась, сука! — блондинка отвесила учительнице пощёчину. — Продолжай!

— Мама родная! — выдохнула Света. — Что? Как? Почему?!

— Это моя рабыня, — усмехнулась Саша. — А в наручниках — чтобы ручками себе не помогала. Должна уметь языком доводить до пика. Ты тоже должна будешь этому научиться. Так что, сейчас ты встанешь на колени и будешь старательно вылизывать мою пипиську. Ты поняла? — Саша достала из кармана наручники. — Поворачивайся, сучка!

Света повернулась спиной и подставила руки. С одной стороны она испытывала ужас, что влипла во что — то грязное и страшное, а с другой она была возбуждена и предвкушала море наслаждения. Ей опять вспомнился тот безумный трах в субботнюю ночь. И у неё были основания считать, что это повторится и весьма скоро.

Света встала на колени и припала ртом к сашиному бутону. Она всецело отдалась этому занятию, ни на что больше не обращая внимания, и отвлеклась лишь один раз, когда чей — то язык стал вылизывать её киску. Оказалось, что это Ольга, просунув голову между ног, приступила к работе. Это побудило Свету ещё энергичней заработать языком. И вскоре Саша со стонами кончила. Она развернула Свету и положила на Ольгу, так, что она могла вылизывать уже учительницу. И две рабыни принялись вылизывать друг другу. Вскоре они вместе кончили, и Света скатилась на бок.

— И как ощущения? — поинтересовалась Саша, помогая Светлане сесть в кресло. Руки, впрочем, ей она не освободила.

— Что — то невероятное! — поделилась девушка. — Я ещё от той ночи не отошла, а тут такое...

— Вот, а ты ещё и кочевряжилась, — усмехнулась Саша. — А теперь вот сама рвёшься в бой. Кстати, когда мы с тобой наедине или вместе с Ольгой, не забывай обращаться ко мне «госпожа». Для твоей попки это пользительно. Иначе высеку.

— То есть? — не поняла Света. — Как это?

— Оля, объясни этой сучке что к чему! — бросила Саша.

— Для рабынь есть несколько правил, — заговорила Ольга Александровна, стоя на коленях. — Обращаться к нашим хозяйкам только «госпожа», беспрекословно выполнять все приказы, в их присутствии стоять только на коленях, передвигаться лишь на четвереньках, молчать, пока не разрешили говорить. За каждое нарушение — порка, не меньше ста ударов. Считать должна сама наказуемая. Если нарушений несколько, количество ударов складывается. Наказание может быть отложено, но не отменено.

— Ну, блин, вы даёте! — в шоке сказала Света.

— Привыкай, сучка, — Саша потрепала её по щёчке. — Отныне это твоя жизнь. А сейчас мы займёмся фотографированием.

Затушив сигарету, Саша освободила Ольгу и Свету и повела их в другую комнату, которую с одобрения матери превратила в фотостудию. Просмотрев фотографии с учительницей, Евгения Николаевна пришла в восхищение и сама купила дочери профессиональную камеру и прочее, необходимое для фоторабот.

— Итак, сейчас будем снимать фильму, — сообщила Саша. — Сюжет простой: мама насилует дочку. Сначала пытается ласкать, но дочка не хочет. Тогда мама связывает её и трахает большим вибратором в попу. Начнём!

Света хотела возмутиться: она вовсе не планировала карьеры порноактрисы! Но после чувствительного тычка от Ольги, прикусила язычок и принялась прилежно выполнять приказы. В этот раз сняли лишь начало: дочка (Света то есть) моется под душем, а мама (Ольга) подсматривает и мастурбирует. Просмотрев отснятые кадры, Саша осталась довольна.

— Очень хорошо поработали, сучки! — сказала она, потрепав рабынь по щёчкам. — Собирайтесь, пойдем, погуляем немного.

Собираться — это было сильно сказано. Саша одела Ольгу в сандалии и сарафан, а Свету — в туфли, мини — юбку и белую рубашку с галстучком. Без нижнего белья. Особенно неуютно себя чувствовала Света. Но Саша лишь фыркнула, уловив недовольную гримаску рабыни:

— Привыкай. Ольга вообще трусов не носит!

— Как?! — опешила Света. — И в школе?!

— Вообще, — спокойно подтвердила Ольга. — Уже три недели, госпожа запретила.

— И я так буду, госпожа? — жалобно спросила Света.

— Пока нет, — ответила Саша. — В школе и у себя дома будешь носить. Мало ли что. Нам лишних проблем не нужно. А вот когда ты куда — либо выходишь — будешь снимать свои трусы. Всё ясно? Повтори!

— Если я выхожу из дома, то снимаю трусы, госпожа, — повторила Света.

— Молодец, хорошая шлюшка, — похвалила Саша. — И ещё одно: забудь про колготки. Ты должна носить чулки. Только чулки. Ну, допускается ещё гольфы. Про всякие шорты, джинсы и тому подобное забудь. Это и тебя касается, шлюха! — посмотрела Саша на Ольгу Александровну. — Вам ясно?

— Да, госпожа! — хором сказали рабыни.

В это время пришла Евгения Николаевна.

— Куда — то собрались, девочки? — спросила она.

— Да, — сказала Саша, — погулять, пошалить. Кстати! Светик, нагнись!

Света послушно нагнулась, выставив голую задницу. Саша вставила ей вагинальный вибратор, потом нацепила виброклипсы на соски, проверила, как они работают.

— Ну чтож, я не против, — усмехнулась Евгения. — Поехали.

Евгения Николаевна завезла компанию в загородный ресторан. Хозяйка был её хорошей знакомой. По — шептавшись с ней, Евгения подозвала Ольгу:

— Помнишь, как репетировала стриптиз? Вот сейчас и проверим на практике, чему ты научилась.

— Но если кто узнает, госпожа! — в ужасе прошептала учительница.

— Не трусь! — фыркнула Евгения. — Оденешь маску, она закроет твоё лицо. И смотри, постарайся. Иначе...

Это немного успокоило Ольгу Александровну. Теперь она волновалась лишь о том, сможет ли хорошо вы — ступить. Через несколько минут заиграла музыка и Ольга вышла на помост. От волнения её колотило, но она постаралась. И хлопали ей искренне. Света смотрела на представление с ужасом и восторгом, отлично понимая, что в будущем, возможно, и она будет это делать.

— Нравится? — шепнула на ушко Саша, снявшая это на камеру.

— Да, госпожа, — призналась девушка. — Но страшно.

— Чего?! — изумилась Саша.

— Ну, госпожа, перед всеми так...

— А, это! Ну, перед всеми ты не будешь выступать сегодня, — сказала Саша, — но вот сейчас вылижешь маму.

— Слушаюсь, госпожа, — ответила Светлана, что — то в этом роде и ожидавшая.

Она сползла под стол и принялась вылизывать Евгению Николаевну. Благо свет в зале был приглушен и на её маневры внимания не обращали. И весь вечер Света провела под столом, вылизывая по кругу всех сидя — щих за столом: Евгению Николаевну, Сашу и Ольгу. Вылизала она и подошедшую хозяйку, похвалившую Ольгу.

— Классные у вас шлюхи, — сказала довольная дама.

— Воспитываем! — улыбнулась Евгения.

— Оля, почему ты им подчиняешься? — спросила Света, когда после возвращения из ресторана рабыням разрешили идти спать.

У девушки язык не поворачивался называть свою учительницу на «вы» и по имени отчеству, после всего виденного, она воспринималась как подруга. Саша не возражала, но предупредила, чтобы на людях обраща — лась, как положено. Самой Ольге было всё равно, пусть хозяйка решает.

— Ну, мне это нравится, — сказала она. — Как вспомню прежнюю жизнь. Дом, школа и всё. Редко — редко слу — чайный романчик. Тоска зелёная. А тут хозяйки каждый день что — то выдумывают, не соскучишься. И секс каж — дый день. А ты почему?

— А то ты не знаешь! — фыркнула Света. — Сама же заманила сюда!

— Госпожа приказала, — спокойно ответила Ольга. — К тому же, у неё на меня уже такое фотодосье, что если его обнародовать, то только в бордель и возьмут. Кстати, тебя это тоже ждёт. Так что, Светик, сиди и не чири — кай, у госпожи Саши хватка стальная, хрен вырвешься. Давай спать, а? Завтра тебе и мне много придётся потрудиться.

Света полночи проворочалась, обдумывая услышанное. Нельзя сказать, что положение рабыни её очень устраивало. Хотя, она должна была признать, что могло быть и хуже. Например, Маринка из параллельного класса. Её изнасиловали, да ещё и засняли на телефон. Насильники сели, однако от репутации бляди Маринка так и не избавилась. Ну и пустилась постепенно во все тяжкие. Саше, похоже, вовсе этого не надо, просто ей нравится монопольно владеть ими и всё. И на том спасибо, подумала девушка.

5

Два месяца прошло спокойно.

В школе разразился скандал. Из вещей учительницы биологии выпала фотография, на которой она сосала здоровенный член у какого — то негритоса. Бедная женщина была вынуждена уйти из школы, будучи не в силах оправдаться. И никто не знал, что фотографию подкинула Ольга Александровна. Просто биологичка чересчур много подмечала и начала совать свой острый носик куда не надо. Подметившая это Саша и организовала этот скандал.

А Ольга и Света начали посещать аэробику. С ними увязалась и Саша. Девушки брали небольшой зал и занимались под руководством инструктора. Нет, в начале каждого занятия всё было чинно благородно, но по — том Ольга и Светлана по сигналу Саши начали снимать одежду, и заканчивали тренировки голыми. Первые разы инструктор была в шоке, но потом привыкла. На третий раз она пошутила:

— Вы бы уже сразу раздевались.

Сразу так сразу. И с тех пор Света и Ольга тренировались только голыми. Более того, они начали в конце тренировок заниматься сексом, втянув в это и инструкторшу. Первый раз пришлось чуть ли не насильно ласкать девушку, следующий раз она уже добровольно согласилась. И с нетерпением ждала занятий этой тройки.

Постепенно, само собой, всё чаще получалось, что решающий голос стал принадлежать Саше. Нет, Евгения Николаевна тоже решала какие — то вопросы, но всё чаще получалось так, что на это требовалось одобрение Саши. И Евгения Петровна признала за дочерью это право.

Фильм получился отличный. Начинался с того, что мама подсматривала за дочерью в ванной и мастурбировала. Когда дочь выходила, мама начинала к ней приставать, дочка сопротивлялась. Начиналась драка, мама, навешав дочери, связывала её и начинала трахать во всех положениях и во все отверстия. Аудитория аплодировала.

— Сюжет следующего фильма будет такой, — сообщила Саша, — дочка посыпает маме снотворное, связывает её, а когда мама просыпается, начинает трахать во все отверстия, тут заходит соседка и с восторгом присоединяется. Дочка выражает недовольство этим, дерётся с соседкой, естественно получает по рогам и соседка трахает и маму, и дочь.

— А кто будет играть маму? — спросила Евгения Николаевна.

— Ольга, — пожала плечами Саша.

— А соседку?

— Если никого не подыщем, то ты, — усмехнулась Саша. — Пора тебе приобщаться к высокому искусству.

И тут Ольга и Света с изумлением увидели, что госпожа Евгения ничего не ответила на это. А Саша погла — дила маму по щеке и сказала:

— Так что ты уж постарайся, дорогая, если не хочешь в звёзды кино. Только не нужно водить сюда, кого по — пало. Снимайте на телефоны кандидаток. Я потом решу, кого взять.

— В актрисы? — спросила Евгения Николаевна.

— И в актрисы тоже, — ответила Саша и посмотрела на рабынь: — Вас это тоже касается.

Искали все, а нашла всё-таки сама Саша. Чего — то ей нужно было в спорткомплексе, не то встретиться, не то ещё что — то. Заодно и пошалить захотелось, для чего и вызвала учительницу. И вот, поджидая Ольгу у бассейна, Саша увидела ту, которую искала.

Это была невысокая стройная очень красивая мулаточка. Сфотографировав её, Саша позвонила матери:

— Мамулька! — мурлыкнула она. — Посылаю фотографию. Делай что хочешь, но через три дня досье на эту красотку должно быть у меня. Всё, мамулька, я на тебя надеюсь!

Саша вообще предпочитала разговаривать вежливо и мягко, и показывала клыки с когтями в нужный мо — мент, когда надо было или защититься, или наоборот напугать жертву. Обычно действовало безотказно.

Тут подошла Ольга Александровна. Выглядела она великолепно. Постоянные занятия спортом и сексом подтянули её фигуру. Саша с удовольствием отметила, что очень многие мужчины оглядываются на неё, а один кавказец даже подошёл познакомиться. И никто не подозревал, что особенно радовало Сашу, что это её рабыня. Когда Ольга подошла, Саша встала и поцеловала её, а потом спросила:

— Что этому джигиту было надо?

— Звал отдохнуть к себе на дачу, госпожа, — усмехнулась та. — Обещал шашлык, вино и прочие удовольствия.

— А что, хорошая мысля, — сказала Саша. — Надо будет в выходные устроить шашлычки с вином. Ну и прочими удовольствиями. Только без этих южных парней.

— И парней вообще, госпожа, — добавила Ольга.

Саша повернула к себе лицо учительницы и внимательно посмотрела.

— Что — то не так, госпожа? — испугалась Ольга Александровна.

— Всё так, всё так, милочка, — усмехнулась Саша. — Мне просто стало интересно, с каких это пор тебе парни стали не нужны? А?

— Н — не знаю, госпожа, — опешила учительница. — Наверное, с тех пор, как сделали своей рабыней. Знаете, госпожа, — почему — то шёпотом добавила она, — с тех пор я стала заглядываться лишь на женщин, мужчин же я воспринимаю просто как объект интерьера. Это плохо?

— Откуда мне знать? — удивилась Саша. — Наверное, нормально, раз ты лесбиянка. Посмотри лучше, кого я нашла. — Она показала фотографию.

— Негритянка?! — удивилась Ольга. — Хм, а кто она такая?

— Вообще — то она мулатка, — поправила Саша, — а вот кто такая — скоро узнаем. Ну ладно, пойдём, порезвимся в бассейне.

Через три дня Саша листала папку с добытыми сведениями на мулатку. Ей было 23 года, недавно окончила университет, работает в одной адвокатской конторе. Закрыв папку, Саша посмотрела на маму. Евгения Николаевна начала нервничать. Она заёрзала, поправила причёску, расправила юбку, а Саша всё не отрывала от неё своего немигающего взгляда.

— Что не так?! — наконец не выдержала мама. — Досье у тебя!

— У меня, — согласилась Саша. — Однако здесь не хватает одной мелочи. А именно: её ежедневных передвижений, распорядка дня.

— Но за три дня невозможно это сделать! — возмутилась Евгения.

— Сделай это за неделю, — пожала плечами Саша. — А я за это время тоже кое — что узнаю.

— А что именно? — поинтересовалась мама.

— Извини, но это только моё дело, — Саша пока вежливо поставила маму на место. — Я попрошу приложить все усилия для выполнения задания вовремя. Светочка, детка, где ты там?

— Я здесь, госпожа! — обнажённая Света вбежала в комнату и опустилась на колени. — Убираюсь.

— Много ещё? — поинтересовалась Саша.

Уборка проводилась раз в неделю, но очень тщательно. Саша сама установила такой порядок и неуклонно его придерживалась. Правда, иногда она жалела, что не хочет нарушить свои же правила, как сейчас.

— Остались две комнаты и ванна с туалетом, госпожа.

— И Ольга тоже? — спросила Саша.

— Да, госпожа, убирает вашу спальню, — сказала Светлана.

— Ладно, иди работай! — Саша махнула рукой, обрадованная Света поспешила уйти. Она вполне понимала, что именно нужно было госпоже, и ожидала какого — нибудь наказания за медлительность. Например, включённый на максимум вибратор в попу или грузики на грудь, а то и порка. Но, на сей раз обошлось.

А Саша посмотрела на мать. Евгения Николаевна замерла в ожидании приказа. Она сама не помнила уже, когда стала выполнять приказы дочери, но старалась выполнять их как можно тщательней. Она вдруг обнаружила, что взгляд зелёных глаз Саши парализует и лишает её воли. А Саша расставила ножки:

— И чего ты ждёшь? Если те шалавы заняты, тогда ты должна меня ублажать. Ясно?

— Да, милая, конечно! — Евгения Николаевна опустилась на колени. — Прошу прощения.

Отодвинув полоску трусиков, она стала вылизывать дочкину пипиську. Интересно, вдруг подумала она, а скоро ли её положение сравняется с положением рабынь? Наверное, скоро. Сейчас, например, её обязали ублажать по первому требованию. Завтра дочь потребует ходить голой, а послезавтра применит плётку...

Раздумья Евгении прервала Саша:

— Хм, знаешь, мамочка, мне кажется, что наша квартирка уже маловата. Не пора ли нам подумать о собст — венном доме? — Мама лишь взглянула на дочь снизу вверх. — Ну да, милая. Двухэтажный дом, с большим участком, где можно устроить бассейн и теннисный корд.

— Госпожа решила заняться теннисом? — съязвила Евгения Николаевна.

— Решила, — согласилась Саша. — Кстати, ты молодец, отныне я должна слышать только такое обращение. — Евгении захотелось откусить себе самой язык, но было поздно. — В общем, Женечка, подыщи варианты, я хочу лично посмотреть. Энергичней давай! — она сунула голову матери в свою промежность.

Евгения Николаевна энергично заработала языком.
Count of comments: 0
Posted on 21 Dec 2016 by Nyloner

Name: Remember me
E-mail: (optional)
Smile:smile wink wassat tongue laughing sad angry crying 
Captcha
CAPTCHA, click to refresh
Powered by CuteNews