Дневник Долли
Пролог

Раньше наша семья жила на окраине Лондона - в Челси. Мой отец работал в одной компьютерной компании и дела у него шли неплохо. Меня со старшей сестрой он часто возил в Кенсингтон Парк, забирая нас из школы после работы. Там было озеро, возле которого мы любили проводить время. Нашей лучшей игрой было предаваться фантазиям о нашей будущей жизни. Сестра заканчивала выпускной класс и мечтала поступить в престижное учебное заведение и изучать что-то связанное с биологией. А у меня четких планов не было - то я хотел стать рок музыкантом, то гонщиком формулы-1, то жокеем. Конечно, какая еще мысль может посетить ветреную голову мальчишки 14-ти лет, кроме этих, как я сейчас понимаю, взбалмошных причуд? Из-за этих-то мыслей я все время пропадал вне дома. Но ближе к лету отцу предложили повышение по его работе, с переводом в Штаты из его Лондонского филиала. Мама моя была против переезда за океан. После этого ее и без того натянутые отношения с отцом завершились полным разрывом. Ко всему прочему, летом, после выпускных экзаменов, сестра уехала к отцу в Штаты, так как он ей нашел место, где она может продолжить занятия биологией. Вот так мы и остались с мамой вдвоем в небольшом уютном доме на окраине Лондона. Содержать его было не трудно, так как отец помогал нам, то есть мне, деньгами.


Май - Июль

Поначалу я продолжал прежний образ жизни и то время, которое раньше я проводил с отцом, сейчас я проводил с друзьями. Однако скоро я почувствовал мягкое противодействие с маминой стороны, которая просила остаться с ней дома или вместе поехать за покупками. Также она стала пристально следить за моей учебой и требовала сначала сделать уроки, а потом заниматься своими делами. Сейчас я понимаю, что она осталась одна и хотела больше времени проводить со мной. Дома и в саду я ходил только в своих любимых старых спортивных штанах и футболке. Из-за этого мама их часто стирала, а я, так как было жарко, временно переодевался в шорты, куча которых осталась еще с прошлого лета. Видя мою тягу к свободе, она стала периодически выезжать со мой в город, где мы частенько прятались от полуденной жары в пабах и баловались коктейлями. Я был рад этим поездкам, потому что наш город можно изучать всю жизнь - каждый день можно найти такое, чего никогда не видел. В конце месяца мама сказала что бы я прилично оделся, так как мы поедем на прием к психотерапевту, ибо ей не нравится моя необузданная тяга ко всяким приключениям и крайностям. Доктором оказалось молодая женщина. Я этого визита не боялся - что может больного сделать психотерапевт? Сначала они уединились и долго беседовали, а я смотрел на табличку на двери и не мог понять - что там написано - какой-то незнакомый мне медицинский термин. Потом мама вышла из кабинета и подтолкнула туда меня. Докторша со мной почти не говорила. По ее просьбе я разделся до трусов. Она меня осмотрела со всех сторон, потом подозвала к себе и сказала, чтобы я приспустил трусы. Было немного неловко, но пришлось это сделать. Она пощупала мою мошонку, оголила головку, удовлетворенно кивнула и позволила одеться. Когда я вышел, мама с ней еще немного поговорила и мы поехали домой, предварительно заехав в аптеку, где мама что-то купила. Дома она сказала, что это таблетки, успокаивающие мои бурные эмоции, принимать по одной в день. А мне то что - главное не горькие и мама довольна, меньше пристает с вопросами, мол где был, что делал.


Август

Каникулы в полном разгаре. Мама сказала, что я уже достаточно взрослый и могу сам заботится о своей одежде. И то правильно. Запачкался, снял, кинул в стиралку, нажал кнопку и все. Но после очередной стирки я обнаружил, что резинка на моих любимых домашних штанах распустилась и появилась дырка между штанин. Показал маме - она мне дает деньги и предлагает купить самому то, что понравится. Деньги я взял, но в универмаг было идти лень, да я и никогда не покупал себе вещи. И тут мою беспокойную голову посетила одна мысль. В нашем доме должны быть еще одни спортивные штаны и я знал где они могут быть. Зайдя в бывшую комнату моей сестры я покопался в ее шкафу, но ничего не нашел в прямом смысле этого слова - идеальная пустота. Я в одних трусах и майке слонялся по дому, думая, что может, стоит надеть те шорты, которые я бросил в корзину для грязного белья. Все остальные шорты мне критически малы - вырос за год. Да, я такой - к выбору одежды отношусь пренебрежительно и это маме не нравится. И она решила посмотреть как я оденусь сам, давая мне деньги. Ну что ж, я упрямый, как-нибудь вывернусь. И вывернулся. В нижнем шкафу на кухне нашел целую кучу старых, но стираных трикотажных вещей - оттуда, видимо, мама доставала их в качестве новой тряпки для своих домашних нужд. Во всей куче я нашел только одни штаны - спортивное трико, которое одевала моя сестра на физкультуру года три назад. Примерил - в обтяжку, но не жмут, и ни одной дырки. Все-таки девчонки носят одежду аккуратно. А за мамины деньги купил компакт с игрой, которая недавно вышла и произвела бум среди друзей. Увидев вечером мои "новые" штаны мамуля хмыкнула и сказала, что если мне нравится таким образом экономить деньги, то я могу сносить все, что не доносила сестра, и положила возле меня старый халат и маечку с бретельками моей сестры. Но я их закинул в ту же кучу трикотажа, откуда выудил трико.


Сентябрь

Школа. Опять наступила пора выполнения уроков и маминых вопросов об оценках. Правда, меня это стало меньше тяготить. Учусь я нормально, так как уроки делаю вовремя. Моя мама сделала ревизию всех старых вещей в доме, после которой у меня осталась только одежда для школы и выхода в город. А в городе мы с мамой стали посещать театры. Были в "Палладиуме" и "Роялкорте", что на площади Слоуна. Приобщает она меня к культуре. Дома я продолжаю ходить в обтягивающих трико и футболке, которую тоже скоро придется выбросить. Когда кидаю их в стиралку, то временно днем хожу в маечке и халате своей сестры, которые почему-то мама не выбросила. Это бывает в те дни, когда уже прохладно. Дома все равно никого нет - кто меня увидит?


Октябрь

Сегодня мы с мамой опять поехали к психотерапевту с неизвестной табличкой на двери. При маме она меня осмотрела без верхней одежды, но трусы не говорила снимать. После этого визита я стал пить какие-то витамины, по две таблетки за раз. Мама говорит - чтобы осенью не болел. Хотя я и так не болею. Трико, маечка и халат сестры, которые я уже ношу одновременно - уже не лето, меня полностью удовлетворяют, но что мне надевать, когда я свой домашний комплект одежды стираю? Иногда вечерами в доме бывает прохладно и я попросил маму купить мне что-нибудь для дома в качестве второго комплекта домашней одежды, например, трико. Мама сказала, что я ношу совсем не трико, а хлопчатобумажные теплые колготки, у которых отрезаны носки, а нижняя кромка подшита. В них моя сестра помогала ей в саду подрезать розы - если порвутся, то не жалко. Меня это нисколько не огорчило, я к ним привык. А сам в универмаг за одеждой не иду, так как не разбираюсь в размерах, да и не люблю интересоваться модой, присматриваться и перебирать. Мама сантиметром обмерила меня в поясе, потом объем груди и, зачем-то, объем бедер. На следующий день мы поехали в универмаг "Хэрродс", что в районе Найтс Бридж. По дороге она сказала, что я должен становиться самостоятельным в покупке одежды для себя, поэтому выбирать одежду я должен сам, а она только расплатится. Я конечно бурно протестовал, но она настояла на своем. Зайдя в этот огромный универмаг, в котором можно было купить все от породистого щенка до автомобиля, я растерялся. Мама мне подсказала где отделы детской одежды. Я походил между длинных рядов с одеждой для мальчиков и не нашел спортивных штанов и курток, похожих на мои любимые старые штаны и цветом и фасоном. Вся одежда казалась мне чужой, незнакомой и непривычной. Я вообще к новой одежде привыкаю с трудом - консерватор, а выбирать самому - это такая обуза, которая меня в итоге победила. В этом я признался маме. Ее ответ меня озадачил. Она сказала, что может мне помочь, но купит то, что я сейчас ношу дома, причем несколько разных комплектов, так как тот домашний уже давно просится в мусорку, а про запас надо иметь не один, а больше. И если я сейчас не соглашусь на это, то мне придется одному возвратиться в отдел мальчиковой одежды и беседовать с молоденькими продавщицами по поводу разных комплектов маечек, трусиков, носочек и теплых костюмов для меня - должен же я становиться взрослым и периодически обновлять хотя бы свое белье. Разговор об этом с молоденькими продавщицами, которые старше меня всего на три-четыре года я представить уже не мог, зато хорошо представил, как сижу дома за компьютером в халате и новом черном трико, пускай мама называет его теплыми колготками. Дома то я один, никто не видит. Да и вообще, бывают же мужские халаты, в чем проблема? Мама сказала, что мои шалости на улице не являются признаком смелости, раз я оказался такой робкий на деле и с этого момента я должен одевать то, что она мне купит до тех пор, пока не решусь на откровенную беседу о покупках с продавщицами из отдела мальчиковой одежды, как это делают взрослые. Я опустил голову и пошел на стоянку машин.

Дома мама отправила меня сразу в ванную комнату мыться и дала мне новый халат, чтобы я одел на чистое тело. Вообще-то это был не халат, а коротенький атласный халатик бежевого цвета с пояском и застегивался на три пуговицы. Нижний край халата едва доходил до середины бедер. Когда я его одел, я удивился новым ощущениям легкости, воздушности и мягкости ткани. В комнате у меня мама уже навела полный порядок: выкинула все старое, а новую одежду разложила по полкам, еще один халатик розового цвета из теплой фланели с кружевным воротничком и такими же рукавами висел в шкафу. Новые тапочки бежевого цвета с пушистыми бубончиками стояли под кроватью. Ладно, переживу, а зимой сам куплю себе пуловер и теплые штаны для дома.


Ноябрь

Жизнь моя разделилась на два русла. В школу, в театры и на концерты я ходил в мальчиковой одежде вместе с мамой, а для дома надевал другую одежду. Нельзя сказать, чтобы это меня утомляло: частые переодевания и ухаживание за своим телом. Я просто привык, а привычка, как говорится, вторая натура человека. А мама поступила так, как и обещала. Кроме двух халатиков она оказывается, купила стильный пуловер серого цвета на зиму, несколько маечек с узенькими лямочками, две пары теплых колготок белого цвета и две - серого. Носок не купила, поэтому мне приходится в школу, и просто в город, одевать под брюки серые колготки - не могу же я ходить в ботинках без носок. А в дни, когда физкультура, мама мне дает старые штопаные носки. Но самое главное, мама мне купила кучу трусиков "вторая кожа" фасона шортиков белого и розового цветов. Я даже вначале подумал, что это мальчиковые трусы, но поносив первый день, понял, что ошибся. Сейчас я широко не расставляю ноги, так как при этом мое "хозяйство" может выплеснуться наружу и приходится залазить рукой и все это дело поправлять. Хотя "хозяйство" мое не такое большое, а вот попа за эту осень немного прибавила, округлилась и появилась небольшая мягкая прослойка. Это потому, что я стал больше сидеть дома за уроками, а не бегаю, как раньше по городу в поисках приключений. Да и кушать стал вовремя и сытно. Мама у меня отменный повар и кулинар.

Мамуля мне купила книжки по уходу за кожей и вообще, за телом. Она хочет, чтобы я постоянно следил за своим лицом, ногтями, руками, волосами и всем остальным. Это я могу понять. Но я не могу понять зачем мне мама купила книжку о том, как правильно выбирать и носить колготки и какие вообще они бывают. Книга так и называется "Все о колготках и чулках". Единственное полезное там - это как правильно стирать теплые колготки белого цвета, а именно такие я постоянно ношу дома и их приходится стирать чаще серых, так как они более маркие.

На днях я пережил несколько неприятных моментов. Дело в том, что у нас в доме сломался кран и мама вызвала водопроводчика, но когда он занимался ремонтом маме позвонили, чтобы она срочно ехала на работу. Мама позвала меня и я даже не успел ничего путного придумать со своей одеждой. Я слегка растерялся, так как был одет по обыкновению своему в белые колготки, маечку и халатик, не считая, конечно, своих трусиков-шортиков. Я вошел в столовую и мама сказала, что когда мистеру что-нибудь потребуется, я должен принести и помочь, и ушла, а я остался один на один с мужчиной средних лет в своей девичьей одежде. Он несколько раз косился на меня и потом спросил, чего мол я вырядился в такую одежду. Я срывающимся голосом ответил, что так очень удобно ходить дома. Тогда он сказал, что если так и дальше пойдут дела, то скоро мама наденет на меня юбку и накрасит губки. Я очень смутился и покраснел, но сказал, что до этого дело не дойдет. Если бы я знал тогда до чего дойдут эти дела.


Декабрь

Скоро Рождество. Настроение приподнятое. В школе дела идут как нельзя лучше. Правда по физкультуре стал немного отставать. Хуже стал выполнять гимнастические упражнения и бегать. А виной всему мой лишний вес. Быстрота ног поубавилась. Тяжелее стали они, особенно бедра и ягодицы. Мягкие какие-то. Да и чуть-чуть на животе жирок появился - брюки стали немного теснее в поясе. На днях мама посмотрела, как я сижу дома за компьютером, и сказала, что я себе приобрету плохую осанку и посажу зрение. И то правда: согнулся, правое плечо выше левого, глаза уперлись в монитор. Что бы этого не было, мамуля нагрузила на меня часть своей работы по дому. Теперь за компьютером я сижу меньше, так как уборка дома на мне. Посуду мою тоже я. Ну а белье свое я давно сам стираю. А за осанку мою она взялась всерьез. Постоянно смотрит оценивающе. Делает замечания: выпрями спину, плечи и задницу назад - остальное вперед, держи голову прямо, сиди ровно ноги не расставляй - не прилично, не нагибайся поднимая упавшую вещь - лучше присядь, когда присаживаешься, то держи коленки вместе. Мне это надоедает и я ухожу в свою комнату и там падаю на кровать. Ну это так - редкие мелкие неурядицы.

Мама говорит, что если я захочу, то на Рождество она меня нарядит Снегурочкой, а сама оденется Санта-Клаусом. Можно будет в ночь на Рождество выйти на улицу и позабавиться с соседями. По-моему, теперь ее потянуло на приключения. Я отмалчиваюсь. Днем 25 декабря мамуля заявилась домой и с порога заявила, чтобы я готовился вечером стать Снегурочкой, все наряды готовы, белые колготки у меня есть, она принесла белое вышитое атласное платье, белый парик, маленькую диадему Снегурочки и еще кое-что для меня - так она выразилась. А белые туфли на каблуках она мне даст свои. Размеры у нас почти одинаковые. Ну что ж, шутить так шутить. По ее совету я нарядился пораньше, чтобы привыкнуть к каблукам. Этим "кое-что" был бюстгальтер маленького размера с прикрепленными к нему изнутри наполнителями, увеличивающими объем груди. Платье было немного коротковато, но мне все равно - это же маскарад, а не взаправду. Вечером мама достала косметичку и сделала мне макияж. Я посмотрел в зеркало и не узнал себя - в зеркале стояла настоящая Снегурка с красивыми ногами, длинными ресницами, подведенными глазками, алыми губами и припудренным носиком. У меня была соблазнительная грудка. Я резко повернулся перед зеркалом и расклешенное книзу платье легко сделало круг обнажив полностью мои ножки в белых колготках. У меня даже заволновалось все внизу живота, давненько я так не возбуждался.

Ночью мама одела шубу, бороду и все прибамбасы Санта-Клауса и в таком виде мы вышли на улицу. Там уже вовсю веселились наши соседи - пожилая чета и приехавшая к ним на Рождество их взрослая дочь с мужем и маленьким ребенком. Увидев нас они сначала не поняли, откуда мы взялись и кто мы такие. Но потом по голосу узнали мою маму и удивленно уставились на меня. Было видно, что Снегурочка им явно понравилась во всех отношениях. Их взрослая дочь сказала, что я красивая Снегурочка и не все девочки могут так приятно выглядеть, как я - мальчик. Мы немного пошумели, выпили бутылку шампанского и вернулись домой. Я был доволен, что у меня так хорошо получилась игра с переодеванием, да и мама тоже была веселая. Когда я ложился спать, в мою комнату зашла мама, поцеловала меня, подарила небольшую коробку и сказала, что если в эту рождественскую ночь я одену эту вещь, то она воспримет это как мой подарок ей. Я ее в ответ тоже поцеловал, открыл коробку и достал оттуда голубую шелковую ночную рубашку на узеньких лямках. Мне не хотелось в такой праздничный момент ей отказывать и я дал ей обещание. Она вышла, а я снял с себя маечку, которую мне купила мама в отделе одежды для девочек и в которой я всегда спал, и одел подаренную ночнушку. Шелк приятно облегал мое тело. Я лег не укрываясь одеялом, ощупал руками мамин подарок, нежно облегающий мое тело, и нашел это восхитительным. Шампанское в моей голове очевидно взыграло, и я избавился от последней помехи - белые трусики-шортики полетели в темноту комнаты. Мой членик был маленьким и вялым, а необычайное чувственное наслаждение я получал всей кожей, особенно теми местами, которые только что освободились от гнета трусиков: ягодицы и нижняя часть живота. Уснул я в настоящем блаженстве тела и души. Утром мама спросила как мне спалось в ее подарке. Я ответил, что превосходно и она мне предложила спать в ночнушке теперь постоянно, так как маечки и трусики не предназначены для сна - в них тело не отдыхает. Я с ней согласился, что касается удобства в быту и пользы для тела моя мамуля разбирается хорошо. На следующий день к нам в гости зашла дочь наших соседей. Эта была молодая стройная женщина в длинном лапсердаке в тонкую косую линию. О наличии под ним юбки можно было только гадать. Точеные ноги были украшены телесного цвета колготками или скорее наоборот - колготки были удостоены чести быть одетыми на такие ноги. Оказывается они с мамой в ту ночь предварительно договорились через день встретиться, а мама меня не предупредила. Я смотрел телевизор когда они вошли в холл. От неожиданности я вскочил, но убегать или прятаться было поздно. От стыда я не знал куда мне деться - на мне были надеты мои белые домашние колготки, тапочки с бубончиками и коротенький атласный бежевый халатик из-под которого выглядывала девичья маечка. Она поздоровалась со мной и я промычал что-то нечленораздельное. Она сказала, что я выгляжу ничуть не хуже, чем той ночью, потом взяла с журнального столика ту самую диадему, в которой я был на Рождество, и водрузила на меня. Уши мои пылали и я готов был провалиться сквозь землю. А дальше было еще хуже. Она достала из сумочки и подарила мне парфюмерный набор "унисекс", сказав, что очень рада, что угадала мой стиль одежды и самовыражения. Я пробормотал слова благодарности и то, что я просто до сих пор играю в Снегурочку, одевшись во все девичье. Молодая женщина ответила, что она и не сомневалась, увидев меня той ночью, что мне нравится удобная, стильная и во всех отношениях приятная одежда для дома и что если я не откажусь, то в следующий раз она мне подарит что-нибудь на ее собственный вкус. Мне ничего не оставалось, как согласится. Что же спорить, когда стою перед ней в колготках, девичьей маечке и халатике, и маму не стесняюсь. Значит дома так хожу всегда.


Январь

Снова школа. Уроки пролетают быстро и я спешу домой. Мы с мамой посетили все театры и сейчас взялись за музеи. Сегодня едем в Музей естественной истории.

На улице 8 градусов тепла. Зима совсем не чувствуется. На обратном пути мама купила различные журналы мод и кроме всего прочего взяла мне журнал для девочек, сказав, что там есть раздел, посвященный домашней одежде. Ну что ж, если кое-что из этого я ношу, то стоит узнать об этом подробнее. В последнее время я заметил, что немного изменился. Я не только стал сидеть прямо за столом, держа ноги вместе, без напоминания мамы. Так как я делаю уборку дома сам, то стал меньше мусорить, слежу за собой, все делаю аккуратно. Писаю сидя, чтобы не летели во все стороны брызги, все равно мне же и убирать. Так зачем же себе делать больше работы. Лицо заметно посвежело. Не то, что раньше - весь замызганный, непричесанный. Да и фигура у меня немного изменилась. Сказываются мамины кулинарные поделки. И, вроде как, жирок стал добавляться не только внизу, но и вверху - грудь немного как бы прибавила. Раньше бы я подумал, что это мускулы от тренировок. Но я уже полгода ничем физическим не занимаюсь. Значит не мускулы.


Февраль

На неделе мама меня опять потащила к доктору. Уж как я упирался, говоря, что не болен, что все у меня нормально. Но все, как всегда, вышло по маминому. Ее, оказывается, волнует, что мое упрямство не прошло, а просто изменилось, приобрело другие формы, как она выразилась. А меня беспокоило только одно - буду ли я раздеваться перед доктором? Соседка уже знает про мою домашнюю одежду, теперь, вот, доктор увидит мои серые теплые колготки и девичьи маечку с трусиками. Но на этот раз раздеться пришлось. Мама сразу пожаловалась доктору, что не смотря на прием витаминов, я где-то застудился и у меня из-за этого припухла грудь, а это в период полового созревания очень опасно. Доктор сказала чтобы я разделся до пояса. Как я не старался, она увидела мою девичью маечку и улыбнулась. Это заставило меня покраснеть и она это заметила. Потрогав припухлости на моей груди доктор сказала приспустить брючки. Это был конец. В голове у меня зашумело и я стал туго соображать. Я расстегнул брюки и приспустил их до колен, обнажив то, что было под ними. И тут доктор велела это же сделать с колготками, так и сказала: сделай то же самое со своими колготками. По моим мозгам что-то ударило. Я как в тумане приспустил колготки, показав тем самым мои трусики. А потом услышал чей-то голос снять и их. Как во сне трусики последовали вслед за колготками. Доктор осматривала мои яички и пенис и говорила что-то моей маме, которая стояла тут же. Это был конец света. В довершение ко всему она сказала, что поспособствует тому, чтобы я перестал показывать ложный стыд по поводу моей нижней девичьей одежды. Если я ее стал носить, значит она мне нравится и нечего здесь краснеть. Когда мы ехали домой мама сказала, что ничего страшного по мнению доктора с моей болезнью груди нет. Просто этой зимой грудь надо держать в постоянном тепле. Еще она мне выписала новые пилюли взамен тех витаминов. Пилюли оказались коричневыми и не горькими кругляшками и недовольства у меня не вызвали. А Вот по поводу тепла для груди я отказался. Доктор видите ли прописала мне носить теплый лифчик и мама тоже была не против. Оставив меня дома, мама уехала в город, сказав, чтобы я никуда не уходил без ее разрешения. Я догадывался, что она поехала в магазин за теплым лифчиком для меня. Такой оборот дела меня уже взбесил и я вышел из дома и зачем-то залез в нашем саду на дерево. Это было плохой идеей, так как спрыгивая вниз я зацепился за сук и разорвал себе брюки. Неудачное продолжение этого неудачного дня. Вечером я получил от мамы взбучку, так как это были мои последние брюки. Из остальных я уже вырос за эту зиму, да к тому же под штаны мне приходилось одевать колготки. Я же до сих пор не набрался смелости самостоятельно пойти за всеми покупками себе. Эти порванные брюки и сыграли роковую роль. Мама сказала, что не купит мне новый брючный костюм до тех пор, пока я не выполню требование доктора одеть теплый лифчик. Я встал в позу и отказался. На следующий день я в школу не пошел, ибо брюк, прилично сидящих на моей располневшей попе, у меня не было. Ничего хорошего впереди мне не маячило. Днем мама сказала, что каждый пропущенный мной в школе день дает ей право, в конце концов, купить мне такой костюм, какой она сама мне выберет и в том отделе, в каком сама захочет. И я пойду в школу в таком костюме, что и представить себе не могу. Так прошел еще один день. Из школы уже позвонили - интересовались почему я пропускаю уроки. Я ответил, что приоблел, но завтра обязательно приду. А в школе, я Вам скажу порядки у нас строгие. Особенно в вопросе пропуска уроков. Эта ситуация вынуждала меня согласиться с мамой. Она приехала вечером со свертком. Я встретил ее у входа и объявил, что согласен. Она спросила: На что согласен? Я сказал: Носить согласен. Она сказала, чтобы я дал обещание подробнее. Я сказал, что обещаю носить лифчик. Мама ответила, что так не обещают и не просят прощения и велела повторять за ней. Я стоял и повторял, и не верил ушам своим: Мама, я полностью раскаиваюсь в своих проступках, я буду одевать все, что Вы скажите и не только для дома, но и в город. Я не буду закрываться от Ваших гостей в своей комнате, потому что моя одежда мне нравится и я ее давно ношу.

Да, это была полная сдача всех позиций моей обороны. Я снял халатик и маечку. Мама показала как правильно одевать купленный ею четыре дня назад бюстгальтер самого маленького объема. Вообще то она купила мне два бюстгальтера. Один - обычный, белого цвета, другой - телесного с застежкой спереди. Изнутри в чашечках бюстгальтеров была прикреплена теплая подкладка, что зрительно увеличивало мою грудь, делая ее примерно первого размера. Мама подтянула мне бретельки на бюстгальтере, добиваясь, чтобы все хорошо держалось и красиво сидело. После чего она велела спать этой ночью в обновке, что бы привыкнуть. Я оделся и издали посмотрел на себя в зеркало и увидел девочку с короткой стрижкой в белых колготках и коротеньком халатике. Из свертка, принесенного мамой этим вечером, я извлек мой новый школьный костюм. Она сказала, что сегодны ее терпение иссякло и она купила то, что посчитала нужным и в том отделе, в каком нашла это нужное. Я подгладил утюгом костюм, так как он немного помялся в дороге. Брюки были намного шире моих прежних, особенно в талии. А пиджак больше походил на короткий лапсердак и тоже был довольно свободный. Кроме этого в свертке я нашел две шелковые рубашки. Одну простую, а другую с кружевной вышивкой спереди. Утром я снял ночнушку, одел свои любимые трусики-шортики, которые приучили меня держать ноги вместе когда сижу, потом маечку и колготки и пошел спросить у мамы, идти мне в школу в бюстгальтере или без и как быть с физкультурой. Мама сказала, что все мои выходы в город должны быть в бюстгальтере и в школу в том числе. А насчет физкультуры - она принесет сегодня справку от того доктора, которая видела мое девичье белье, и мне этой зимой и весной не придется ходить на физкультуру. Я подумал, что мама, пользуясь моим обещанием слушаться, специально говорит колкости, чтобы лишний раз показать мою робость и слабоволие, от которых я не могу избавиться. Одев рубашку и костюм я посмотрелся в зеркало. Если бы не просторный костюм, то выпуклости от бюстгальтера были бы хорошо заметны. Попробовал снять пиджак - да, без него все видно. Все-таки мама опытная - предусмотрела этот нюанс.


Март

К соседям в гости приехала их дочь Эллис, та которая подарила мне парфюмерный набор "унисекс". Сейчас я вошел во вкус и стал им пользоваться постоянно. Бесцветный лак для ногтей и такая же помада, чтобы губы не обветривались и не сохли, - стали незаменимыми моими помощниками. Ну и конечно туалетная вода. Я ждал ее прихода к нам в дом с тревогой и интересом. Во-первых, мне будет еще более неудобно из-за моего бюстгальтера, хотя я его старался спрятать под пуловером, который мне купила мама. Во-вторых, мне было любопытно узнать, что же она мне приготовила "на ее вкус", как она выразилась. Увидела она меня случайно через ограду между нашими домами. Я выбегал на улицу, конечно же оглядевшись по сторонам, в моей домашней одежде, забрать почту из почтового ящика, стоявшего между нашим домом и дорогой. Женщина приятно удивилась, обратив внимание на выпуклости под моим пуловером. Смутившись, я сказал, что это доктор посоветовал носить теплый лифчик, чтобы грудь не переохладилась. На ней был одет лапсердак, который практически не скрывал ног в черных колготках, и если бы лапсердак не был расстегнут, то я бы подумал, что под ним больше ничего нет - настолько он был короткий. Но между полами лапсердака я увидел еще более короткую юбку. (Еще рассказы - на xgay.ru). Это зрелище поразило меня еще больше, чем мой бюстгальтер ее. Она конечно заметила мой пристальный взгляд на ее ноги, и поинтересовалась, что меня так обеспокоило в ее одежде. Я не нашел ничего лучшего, как признаться в том, что меня удивила ее юбка и сразу побежал домой, так как на другой стороне улицы шли какие-то люди и смотрели на меня. А у меня еле-еле попка прикрывалась пуловером и ноги в белых колготках были открыты на всеобщее обозрение. В этот же день, ближе к вечеру, Эллис зашла к нам в гости. Открывал двери и встречал ее я, так как мою тайну она прекрасно знала и я ее уже не стеснялся, тем более пуловер скрывал все девчоночьи прелести, кроме белых колготок, а их я уже не очень то считал принадлежностью одежды девочек, так как носил долго и привык. Она была одета точно так же, как и утром. Я только сейчас обратил внимание, что она намного выше меня, даже если снимет свои туфли на высоких каблуках. Она меня спросила как мое девичье имя. Я ответил, что у меня нет девичьего имени. - У такой приятной девочки как ты обязательно должно быть имя. Я буду звать тебя Долли. - Я улыбнулся, подумав, что она шутит. В холе нас ждала мама. Мы уселись в кресла и они начали обсуждать изменения, которые произошли со мной после последнего визита Эллис. Я прислушивался и делал вид, что читаю журнал, а на самом деле во всю пялился на Эллис, сидевшую напротив меня. Вернее не на саму Эллис, а на ее ноги в красивых черных колготках, и под ее юбку, которая ничего собственно не скрывала. И когда она меняла положение своих ног, я даже заметил, что у нее под колготками нет трусиков или они черные и такие узкие, что их мне не видно. И тут меня пронзила невероятная мысль. Я ведь тоже в колготках, а роль юбки играет мой удлиненный пуловер, который не длиннее ее юбки. А это значит, что у меня под пуловером могут быть видны трусики, и только благодаря непрозрачным колготкам они не видны. А может быть немного видны? И чтобы проверить это я быстро перевел взгляд с ее ног на свои ноги, потом осторожно заглянул себе под пуловер. Нет, вроде трусики не просвечивают через колготки. К моему стыду мама и Эллис заметили это и кажется, прочитали мои мысли, настолько красноречив был мой взгляд себе под пуловер. И тут Эллис произнесла самую откровенную за сегодняшний вечер фразу: Ношение колготок просто требует, чтобы промежность была чем-то прикрыта сверху. Иначе это не эстетично и хорошо, что ты это заметил и понял. А мама произнесла приговор: А самое лучшее прикрытие для колготок, Долли, это юбка, если тебе перестали нравиться халаты и ты их редко носишь. Я стал пунцовым с головы до ног. Должно быть, пока я переключал внимание на колготки Эллис, она рассказала о нашей утренней встрече маме, о моей заинтересованности короткой юбкой Эллис и о том, что она меня назвала девичьим именем Долли, а я при этом ничего не возразил. Очевидно они подумали, что меня привлекла юбка Эллис. На самом деле меня заинтриговало то, что я мог бы увидеть под ней. Но как это им сейчас сказать? Так что, Долли, тебе нравится моя юбка? - продолжала перекрестный допрос Эллис. Юбка как юбка - ответил я, а сам в это время неосознанно положил руки между своих ног, как бы загораживаясь от взглядов Эллис мне под пуловер. Это тоже не прошло незамеченным от мамы и Эллис. Они многозначительно переглянулись. Надо его обучить правильно сидеть в колготках - шутливо сказала маме Эллис. Я подумаю - ответила мама. На этой смешливой нотке мама распрощалась с Эллис. А Эллис со мной: До завтра Долли. Завтра они опять начнут скрабезничать по моему поводу, про себя подумал я. На следующий день Эллис с порога вручила мне подарок - серую в мелкий белый горох короткую юбку с продетым в нее ремнем. На мое заявление, что это уже слишком, что не девчонка же я в самом деле, Эллис мне ответила, что ею я буду прикрывать свои ноги, когда выбегу из дома в наш сад. А мама добавила, что я конечно же не девчонка, но закрывать руками свою промежность, когда я сижу в колготках, не красиво и лучше это делать так, как это делают все, кто носит колготки. Одевай юбку, - сказала Эллис, - я хочу посмотреть как она на тебе сидит. Я стал вежливо отказываться. - А в чем ты будешь летом забирать почту, в девчоночьих трусиках и маечке? - спросила мама. Да, об этом я не подумал. Ведь у меня кроме школьной формы ничего мальчишеского не осталось. Хотя нет, школьная форма тоже не совсем мальчишеская, так как костюм куплен в отделе для девочек. Когда же я наберусь смелости и самостоятельно куплю себе всю одежду в отделе для мальчиков? Мама продолжала на меня смотреть вопросительно - ждала ответа и протягивала юбку. Судя по всему мне не избежать ношения юбки. Я взял юбку и пошел в свою комнату, но мама сказала, чтобы я одел ее здесь и сейчас. Я нагнулся и начал просовывать в юбку ноги, но женщины засмеялись, а мама сказала, что юбку следует надевать через голову. Это как-то совсем по-девчоночьи, подумал я и одел юбку так, как мне сказали. Застегнул сзади коротенькую молнию, а спереди ремень. Размер оказался впору - сказала Эллис, - я очень рада. Ну как ты себя в ней чувствуешь? - спросила мама, - подойди к зеркалу и посмотрись. А теперь пройдись немного по комнате. Так, хорошо. А теперь сядь в кресло. Я плюхнулся, но мама сразу меня подняла: Сядь как садятся девочки, ноги держи вместе, прижатыми друг к другу, а юбку сзади поддерживай руками, когда садишься, чтобы она не помялась и не задралась кверху. И еще, когда вечером будешь раздеваться, то снимай юбку через голову, как и одевал. А когда в туалете присаживаешься на унитаз, то ты должен юбку также поднимать кверху. Как ты писаешь? Сидя - смутившись ответил я. Какой ужас! Эту сцену обучения девчоночьему поведению наблюдала и Эллис, причем в непосредственной близости. Правильно делаешь - сказала мама, - так делают все настоящие девочки, а теперь потренируйся перед нами правильно садиться и вставать. С этого дня начались мои тренировки по овладению эстетическими движениями девочек в юбках и колготках.


Апрель

Погода стала по весеннему теплой. Мама предложила обновить мне демисезонную обувь, так как из моей прошлогодней я уже вырос. Но вначале мы поехали к моему доктору, которая мне прописала ношение лифчика. Мама мне сказала, чтобы я привел себя в порядок. Я по обыкновению нанес тонкий слой крема на руки и лицо. За эти месяцы уход за кожей и более домашний образ жизни сделали свое дело. Кожа стала белой и бархатистой. Волосы у меня были не длинные, так как мама мне разрешила делать прическу "а-ля мальчик", которую носят и некоторые девочки тоже. В весе я прибавил за эту зиму, в основном за счет бедер и ягодиц, да и припухлости на груди не прошли, а наоборот, оформились практически до первого размера моего бюстгальтера. Очевидно теплые прокладки в чашечки бюстгальтера не помогли, и витамины, которые я продолжал пить по настоянию мамы, тоже не помогли. Но этот факт меня беспокоил меньше всего, так как грудь у меня не болела. Больше всего меня беспокоил мой голос. У моих школьных друзей голос стал грубеть, а у меня он стал звонче и немного даже выше. Я надел чистые трусики, бюстгальтер, маечку и колготки - вдруг опять доктор скажет раздеваться. Потом кружевную блузку, костюм и зимние ботинки на колготки, так как носков у меня уже давно не было. На этот раз доктор оставила меня в трусиках, осмотрев грудь, она сказала, что такие припухлости бывают иногда у мальчиков в период полового созревания. Она похвалила, что я ношу бюстгальтер и посоветовала маме, чтобы я продолжал это делать. На следующий день мы поехали с мамой делать мне покупки в тот же самый универмаг "Хэрродс" в районе Найтс Бридж. На этот раз она мне дала список всего, что я должен купить и кошелек с деньгами. Я храбро подошел к девушке-продавцу в отделе мальчиковой одежды и протянул ей список того, что мне надо. Взглянув на него, она удивленно подняла брови, отметив величину списка, и спросила, какие размеры я ношу. Я ответил, что не знаю. Сейчас узнаем - сказала она и повела в обувной отдел, - начнем отсюда. Снимай обувь и приставь ногу к этой планке с размерами. Я снял ботинки и, оставшись в колготках, приставил левую ногу. Продавец посмотрела размер и мы вместе подобрали мне кроссовки и демисезонные туфли. Потом прошли в отдел верхней одежды, она взяла ленту сантиметра и начала обмерять меня. Сначала я приподнял пиджак и она определила мой обхват в талии. Когда она попросила снять пиджак, то я совсем забыл о бюстгальтере, так как привык к нему, и снял пиджак. Увидев удивление и изумление на ее лице я сразу понял свою ошибку. На мне была кружевная просвечивающая блуза, сквозь которую хорошо просматривался не только мой бюстгальтер, но и грудь первого размера, которую он скрывал. Я стоял и хлопал глазами, не зная что делать. И тут она воскликнула: Девочка! Зачем тебе мальчиковая одежда? Находившиеся рядом люди тоже уставились на меня. Я запаниковал, схватил свой пиджак и бросился прочь. Опомнился только на улице, возле машины, где ждала меня мама. Рассказав ей все, я от стыда и обиды заплакал. Она посадила меня в машину и повезла на Бонд-Стрит, где много магазинов одежды. Я успокоился, высморкался в платочек и пошел на второй заход. На этот раз в отделе мальчиковой одежды меня встретила женщина и предложила начать сразу с выбора верхней одежды. Когда я отказался от снятия мерки, она предложила просто примерять то, что мне понравится. В кабинке для переодевания меня прикрывала от постороннего взгляда шторка. Я отложил понравившийся мне спортивный костюм, но продавец неожиданно заглянула и предложила мне еще один и тут увидела, что я стою в колготках и бюстгальтере. Сегодня я маечку не одел. Я не знал, что мне делать и почему-то стал руками прикрывать бюстгальтер. Она спросила зачем я ношу белье девочек, ведь я же мальчик. Я молчал, наливаясь краской. Тогда она забрала все, что мне принесла и велела одеваться и идти за покупками в отдел для девочек. - Там ты найдешь все, что тебе надо, - сказала она мне вдогонку. На этом мои попытки купить себе мальчишечью одежду закончились. Я вернулся к маме и сказал, что у меня ничего не получилось. Она напомнила мне наш уговор про воспитание моей самостоятельности и спросила: Что кроме демисезонной обуви мне еще надо в отделе одежды для девочек? Не знаю - сказал я и потом добавил, что подумаю. Ладно, думай до завтра - ответила мама и мы поехали домой.

Дома я переживал мою неудачу. Это была настоящая катастрофа. Этим летом мне точно придется одеваться как девочка. Мама настояла на том, чтобы я сказал, что из одежды мне все-таки нужно купить в женском отделе. Я сказал, что мне нужны носки и темные колготки для дома, а то мои белые колготки - маркие и их приходится часто стирать. На следующий день мамуля велела подкрасить мне губы. Я это привычно сделал бесцветной помадой, но она мне еще ярче подвела губы и то же самое сделала с ресницами и бровями. Тебе надо осваивать эту науку - предупредила она меня. Она мне сделала макияж, чтобы взять с собой в универмаг для примерки обуви. Я очень волновался и стеснялся, думая, что на меня все косятся, но посмотрев на себя в универмаге в зеркало, я увидел скорее девочку, чем мальчика. Белое личико с красными губками и подведенными глазками, круглая попка, плохо скрываемая широкими брюками и наметившиеся бедра, а также слегка выдающаяся грудка. Чтобы подчеркнуть это мама слегка стянула в талии мой лапсердак, прикрепив сзади поясок. В отделе для девочек мы выбрали мне туфли на небольшом каблучке и босоножки с ремешком. Вместо носочек мама мне взяла две пары гольфов. А с колготками получился конфуз. Мама предложила купить эластичные нейлоновые колготки для весны, так как в тех, что я ношу сейчас, мне будет жарко. Я было воспротивился нейлону, но это был веский аргумент и я ничего не смог противопоставить. В результате мама купила две пары: черного и телесного цвета. Теперь мне придется носить настоящие девчоночьи колготки. После этого мама отправилась со мной в отдел одежды и предложила купить блузки, так как одного пуловера мало, тем более скоро наступит настоящая майская погода и пуловер придется отложить до осени. Я выбрал две шелковые блузки с длинными рукавами. Дома мама дала мне волю одеваться так, как я сам захочу. Но большого выбора у меня не было, поэтому я снял все, кроме трусиков, бюстгальтера и маечки, натянул на себя колготки телесного цвета, надел юбку и блузку. Мама критически осмотрела меня и сказала, что с этого момента она будет звать меня Долли. На мой вопрос по этому поводу мама сказала, что скоро мне придется расстаться с моей прежней школой, так как у меня нет мальчиковой одежды ходить в нее весной. А к женскому имени надо привыкнуть, так как доучиваться я буду в другой школе в качестве девочки Долли. Я конечно опешил такому крутому повороту событий в моей жизни и робко высказал пожелание остаться мальчиком и носить мальчишечью одежду. Но тут случилось то, что я меньше всего ожидал. Я получил пощечину, потом еще и еще. Мама сказала, что ей надоело слушать мое пустое нытье и велела встать на колени перед ней. Я ничего толком не соображая выполнил приказ. После чего мама велела повторять за ней: Я робкая и мягкотелая девочка Долли буду всегда и во всем слушаться маму и других женщин. Я всегда буду одеваться и вести себя как настоящая девочка, потому что я не умею вести себя как мальчик. Потом мама подвела черту: С этой минуты ты должна делать книксен передо мной и другими знакомыми женщинами, в знак твоего безоговорочного послушания. Если ты не знаешь: книксен - это присед. А теперь ты можешь встать с коленей и сделать твой первый в жизни книксен. Я был раздавлен и унижен. Но ничего другого мне уже не оставалось. Я быстро встал и сделал присед. Мама протянула руку, я ее поцеловал и выпрямил ноги. Хорошо, теперь ты похожа на послушную девочку, - сказала мама, - и добавила, что может быть когда-нибудь я стану настоящей девушкой.


Май

Я хожу в школу, находящуюся в другом районе - в Вестминстере. Так как до школы далеко, то мама подвозит меня на машине, благо - ей это по пути на работу. Открывая дверь авто я уже привычно поправляю юбку и покидаю салон, чмокнув маму в щечку, бегу в школу. Голос у меня стал звонкий и высокий, получше, чем у некоторых девочек. Да и грудь скоро вырастет из первого размера во второй. Я уже не ношу теплые подкладки под чашечки бюстгальтера - тесно. Мама мне купила несколько лифчиков. Больше всего мне нравятся с застежкой спереди - легче надевать и снимать. И еще у меня обнова - трусики, но не шортиками, как я носила раньше, а более открытые и узкие в промежности. Поэтому мне приходится вести себя более сдержанно: я хожу не расставляя широко ноги и когда сажусь, то всегда держу колени плотно сомкнутыми - так и трусики мальчики не увидят и мое хозяйство не выскочит наружу. Хотя там выскакивать особенно нечему. Членик мой уже практически не встает, маленький как мизинчик. А возбуждение я стал немного чувствовать в груди. Мама и я этому только рады - не будет пачкаться белье, как это случалось раньше. В моем шкафу уже полный гардероб девушки: блузки, юбки платья, колготки, трусики, лифчики, маечки, ночнушки и много всякой девчоночьей мелочи. Я говорю - девушки - потому, что так хочет мама, ибо мне уже 15 лет и меня скоро так все начнут называть при встрече. К нашим соседям опять приехала в гости Эллис. Я ее называю мисс. Так мама велела. Когда мисс Эллис увидела меня в очередной раз я подошла и без напоминаний сделала книксен. Меня мама предупредила заранее, что мол если забуду, то буду наказана. Мисс Эллис протянула мне руку, я поцеловала и только после этого распрямила ножки. Мисс Эллис удовлетворенно кивнула и мы прошли в дом. Долли, я вижу ты стала послушной миловидной девочкой, - сказала Эллис, - тебя нужно поощрить. Я сидела напротив мамы и мисс Эллис, как в тот раз. Но в этот раз я профессионально держала коленки вместе. Правда кресло было низкое и, чтобы не было видно мой зад, ступни ног я широко развела. А руками между ног я закрыла передний обзор трусиков. Мисс Эллис по моему это оценила, сказав маме, что у меня хорошее воспитание.

Мальчишество во мне было полностью сломлено и подавлено. Я благоговела перед старшими женщинами и впитывала как губка все их замечания и пожелания. Поэтому на предложение мисс Эллис меня поощрить, я ответила, что приму от нее любой подарок с благодарностью и мне даже интересно, что она мне может подарить такого, чего в моем гардеробе нет? Но и на этот раз она меня удивила, подарив на следующий день большую коробку с комплектом нижнего белья. Там я нашла и полуграцию, и пояс для чулок, и две пары чулок: с резинкой и без нее, которые можно было носить только с этим пояском. Неужели я это одену? - подумала я. - Ты этот подарок должна почаще одевать - сказала мисс Эллис, как будто чтая мои мысли, а мама добавила, что я буду не часто надевать чулки, а постоянно их носить, особенно выходя в город. А как же мне ходить в школу, у меня же короткая юбка и все увидят мои чулочки? В школу я разрешаю тебе ходить в колготках - ответила мама.

Очередной выход в город состоялся на следующий день. Как я не сопротивлялась надевать узкую короткую юбку с чулками, но строгий окрик мамы - Долли, не забывайся! - возымел свое действие. Я сняла халатик, под которым с самого утра были надеты поясок с чулками и лифчик. Надела белые трусики, блузку и черную короткую юбку, которая едва ли на дюйм закрывала верхний край чулок и попробовала присесть на кресло. О боже, юбка подалась выше и из-под нее предательски показался не только край чулок, но и застежки подвязок. Увидев это мама подала мне небольшую дамскую сумочку и посоветовала ею прикрывать ноги, как это делают все девушки. Я потянулась за сумочкой и в зеркале отчетливо увидела белизну трусиков. Оказывается раньше колготки слегка затеняли треугольник трусиков, а наличие чулок наоборот стало подчеркивать эту деталь туалета. Мама сказала, что мне надо к этому привыкать, ибо все девушки знают, что под короткой юбкой за чулками всегда видны трусики. Мы сели в такси на заднее сиденье, мама проконтролировала правильность моих действий с сумочкой. В салоне такси я лишь мельком заметила, что на маме определенно не колготки. Значит она тоже надела чулки! Таксист нас привез в ту клинику, где мы с мамой уже неоднократно бывали. Зайдя в кабинет доктор на меня пристально посмотрела. Я стояла и молчала. Эту неловкую паузу прервал мамин толчок в спину - Долли, ты забыла правила поведения со старшими женщинами? Я мгновенно поняла свою оплошность, подошла к доктору и выполнила книксен, поцеловав протянутую мне ручку. Уши мои и щеки опять налились краской. Ведь доктор знала, кто я на самом деле. Но она как ни в чем не бывало, велела мне раздеться догола. Увидев, мои чулки на поясе, она добавила, что их я могу не снимать. У меня нет слов описать, как я себя тогда чувствовала. Мне все время, пока я стояла обнаженной, хотелось прикрыть, но не мое хозяйство между ног, а белую и мягкую грудку. Она осмотрела мою выросшую грудь, обследовала мои налившиеся бедра и круглую попку, и спросила маму, как я себя веду. Мама сказала, что признаки непослушания у меня еще остались, а она бы хотела добиться от меня полного и безоговорочного выполнения всех ее требований и требований всех женщин, старших меня по возрасту. Доктор ответила, что для ускорения процесса воспитания у меня послушания и покорности есть много способов. Я одевшись, с разрешения доктора, вышла в коридор, а мама осталась и еще некоторое время что-то обсуждала с доктором.


Июнь

У нас появились новые соседи в давно пустующем доме: очаровательные двойняшки 13-ти летний мальчик Джони и его сестра Джули, немного похожие друг на друга, и их мама Трейси. Спустя несколько дней мама пригласила их к нам в дом познакомиться поближе. Мы с мамой испекли большой торт и я накрыла праздничный стол. Несмотря на летнюю жару я продолжаю носить чулочки на поясе. Так хочет мама. Меня это не обременяет, так как у меня очень тонкие чулки и в них не очень жарко. К тому же стол мы накрыли не в саду, а в прохладе дома. Гости к нам пришли со своей кулинарией. Время мы провели весело. Я с двойняшками играла в бридж, расположившись в холе. Я старалась думать об игре, но постоянно отвлекалась на мои ноги - не видно ли чулочков? Наверное из-за этого я чаще всех проигрывала. Джони стал догадываться о моем секрете, так как зачастил под стол, то упавшую карту поднять, то просто так. Я смирилась с этим, так как вспомнила наказ мамы, что у девочек в коротких юбках за чулками всегда видны трусики и с этим ничего не сделаешь. Когда я сдавала карты в очередной раз, то Джони, пользуясь паузой в игре, о чем-то перешептывался с сестрой, поглядывая на меня. После этого и со стороны Джули я стала замечать знаки внимания к моим чулкам. Когда мы провожали Трейси с ее двойняшками к их дому я побежала заглянуть к нам в почтовый ящик и в этот момент Трейси заметила, что на мне надеты чулки на поясе и незаметно похвалила мою маму, сказав, что у нее послушная и хорошая девочка. А она со своими ничего не может сделать. Мама ответила, что плотно занимается моим воспитанием уже чуть больше года. Соседи вернулись домой, когда начало смеркаться. Я навела порядок после их ухода. Мама смотрела телевизор, я подошла, сделала по обыкновению книксен, поцеловав ручку, и спросила разрешения сесть рядом. Мы с ней поговорили о наших новых соседях. Я пожаловалась, что двойняшки и особенно Джони, все время интересовались, что у меня под юбкой. Мама сказала, что они прекрасно видели, что на мне чулки на поясе, и жутко завидовали. Также мама велела делать книксен при встрече с Трейси. А она не удивится? - спросила я, - нет, ей понравится и ее детям - тоже, - ответила мама. Скоро мама перезнакомится со всеми женщинами в округе и присест станет моим наиболее частым движением за день - подумала я. Но делать нечего, все равно мама добьется чего хочет, хотя мне будет стыдно делать книксен для Трейси в присутствии ее детей. Через несколько дней так все и получилось, как сказала мама. На очередной вечеринке я встретила Трейси словом - мисс, - и сделала книксен. Она протянула для поцелуя руку. Дети замерли, молча наблюдая эту сцену. Я при них опять покраснела, но ручку Трейси поцеловала. После этого весь вечер я чувствовала на себе их взгляды, как будто они ожидали от меня чего-то еще, и Джони продолжал заглядывать мне под юбку выискивая край чулка с резинкой, или больше того - треугольник трусиков. Во время прощания я, конечно, повторила мое упражнение под названием присест, а двойняшки засуетились, как будто тоже захотели сделать книксен моей маме, но не решились.


Июль

Мы с мамой летали в Рим. Мама решила, что мои последние школьные каникулы надо провести по особенному. Целый месяц мы осматривали достопримечательности этого древнего города. С собой я увезла ворох итальянского белья. Особенно мне понравилось боди, у которого нет застежки снизу, а вместо этого коротенькая обтягивающая юбочка с резинками для чулок. Таких я взяла целых три, разного фасона и цвета. Кроме этого мне понравился удлиненный пояс для чулок, сделанный в виде коротенькой юбочки, и кружевное бюстье. Завершали этот ворох белья несколько бюстгальтеров, так как моя грудь еще немного увеличилась и сейчас приходится брать на размер больше. В Риме я постоянно замечала на себе взгляды мужской половины населения. Меня это немного смущало. Но мама сказала, что всему виной не короткая юбка, из-под которой, бывает, выглядывает край чулка, а мой внешний облик: и фигура, что надо, и умело нанесенный макияж делают из меня симпатичную девушку. С ней я согласилась, но на всякий случай стала одевать чулки на липучках и без пояска, так как они сидят немного выше на ноге и их край из-под юбки не так заметен, а маме сказала, что в поясе ходить жарко. А в самый разгар июля мама вообще разрешила мне ходить без бюстгальтера. Я к нему привыкла, и без этого атрибута мои ощущения были столь необычны, что приводили меня в экстаз. И трение легкой блузки о соски, и взгляды мужчин на мою практически открытую грудь меня так возбуждали, что соски твердели и рожками выпирали из-под блузки, привлекая тем самым еще большее внимание окружающих. Временами я старалась скрывать предавшую меня грудь и начинала сутулиться, но мама велела мне выпрямиться и держать спину прямо. Вообще, Рим для меня послужил хорошей школой девушки. Я приобрела бесценный опыт поведения в общественных местах в мини-юбке, массу положительных впечатлений и постоянное ощущение себя девушкой.


Август

Дома меня ожидали сюрпризы. Наконец то исполнилась моя мечта. Я одела новое боди, итальянские тончайшие черные чулки, черные узкие трусики - мое мужское достоинство легко в них пряталось, так как стало миниатюрным от неупотребления, - и черное короткое платье. Сегодня мы с мамой едем в театр Мермейд, что у моста Блекфраярс. Видок у меня настоящей девушки. Формы налились, недаром я набрала за лето еще шесть с половиной фунтов. С нами едет в театр Трейси с двойняшками. За четверть часа до отъезда они к нам зашли. Я встретила Трейси книксеном и отошла, пропуская в дом. Следом за ней робко вошла Джули, вернее ее подтолкнули сзади, в белой блузке с короткими рукавами, в коротких шортиках и тонких колготках телесного цвета. Потом появилась ... еще одна Джули. Я присмотрелась - О боже! Первая Джулия - это Джони! Одетый в элементы девичьей одежды и очень стесняющийся своих нейлоновых колгот. Это был первый сюрприз. А вторая Джулия - это настоящая Джулия, в блузке в мелкий горошек, в плиссированной короткой юбке и чулках! Это было видно по тому как она постоянно поправляла свою юбку и придерживала ее края. Так делают неопытные девочки, боясь показать край чулка. Это был второй сюрприз. А третий сюрприз заключался в том, что сначала Джони, а потом и Джулия сделали присест и робко стали смотреть на мою руку. Я все поняла и протянула для поцелуя им свои обе руки одновременно. Левую - Джони, правую - Джулии. Тринадцатилетние двойняшки смутившись поцеловали мне руки, выпрямили свои ножки и Джулия, взяв брата за руку потащила его делать книксен моей маме. Все правильно, я старше их на два года и с виду миловидная девушка, поэтому они просто обязаны делать мне книксен! Моя мама все это видела и похвалила мисс Трейси, что месяц не прошел впустую и Джони стал более послушным. Трейси оправдывалась тем, что ей очень помогает ее дочь Джулия. Она заставляет брата делать дома книксен друг перед другом для тренировки и следит, что бы он носил те вещи девичьего гардероба, которые велит ему надевать мама, пока ее нет дома. Но больше всего меня позабавило то, что, по словам Трейси, Джони без ума от меня. В машине мама села за руль, Трейси рядом с ней, а мы втроем разместились на заднем сиденье. Я была посередине сиденья и положив на колени свою сумочку, спрятала от лишних взоров видневшиеся резинки от чулок. На Джулии были надеты чулки на поясе, как я и предполагала. Но ее маленькая косметичка, конечно же, не могла прикрыть хорошо заметный край чулок и она на всем протяжении пыталась натягивать на ноги свою юбочку, но та была коротковата для этого и у нее ничего не получалось. Я улыбалась, а Джулия смотрела в окно, как будто ничего не происходит. Джони ничего даже не пытался прикрывать, так как в салоне машины было сумрачно и его тонкие колготки практически не были заметны, а он больше косился на меня, вернее на мои ноги и ножки своей сестры и безмерно возбуждался от этого.


Эпилог

В этом году двойняшки пошли в ту школу, где училась я. Двойняшки - сестрички. Джони стал девочкой Джоаной, на первых порах неумехой, но Джулия как может, обучает ее. Наши мамы по обоюдному согласию большинство обязанностей по воспитанию покорности и послушания двойняшек взвалили на меня, но мне это не в тягость. Наоборот - интересно. Двойняшки видят во мне настоящую девушку - наставницу и ни о чем не догадываются. Я надеюсь, что об этом никто никогда не догадается. Даже моя родная сестра и отец, живущие в Штатах, увидев не узнали меня, когда я приехала туда после выпуска из школы через два года, после нашего расставания. Два года - срок большой и даром он не прошел.
Count of comments: 0
Posted on 28 Nov 2016 by Nyloner

Name: Remember me
E-mail: (optional)
Smile:smile wink wassat tongue laughing sad angry crying 
Captcha
CAPTCHA, click to refresh
Powered by CuteNews