Марианна
Она была женой моего партнера. Красивая брюнетка с примесью южной крови. Классическая фигура – тяжелый низ, легкий верх, как в сказках Шахерезады. Каждый раз, когда я встречал ее, у меня возникало желание, смутное, неотчетливое, но вполне понятное. Они были женаты 9 лет. Но последние 3 года мой партнер имел любовницу ростом 180 с 4 размером груди. Ему нравилось. Как в том анекдоте: И это все мое. При этом он сам едва доходил ей до плеча. Модельный бизнес поставляет на рынок массу забавных экземпляров.
Как я потом узнал Марианна не удовлетворяла его в постели. Хотя он добивался ее со школы. И добился, ибо Марианна стала его женой и родила ему сына. Мои ухаживания никогда не переходили неких заданных границ. Пальто, поцелуй на прощание, придвинутый стул, и т.д. Несколько раз мы танцевали на вечеринках и я чувствовал жар ее тела, чувствовал, как она прижималась ко мне, ее дыхание и неуловимые движения женщины отдающейся страсти в танце, потому что это не возбраняется. Марианна прекрасно готовила и была великолепной хозяйкой. Пару раз мы с женой оставались у них дома, поскольку были не в силах ехать домой. И я помню, что каждый раз меня преследовали полусны, полуфантазии о полураздетой Марианне, проходящей мимо неприкрытой двери комнаты, в которой мы спали. Она проходила мимо уже полураздетая, по крайней мере без юбки и в одних колготках, обтягивавших ее прекрасную фигуру. Наверное не случайно она задерживалась напротив нашей двери (напротив было зеркало) и проводила перед зеркалом одну-две минуты. Она ухитрялась выбрать такой момент, когда моя жена была в душе. Вид ее задницы затянутой в черный нейлон, иногда снится мне.
Она наклонялась перед зеркалом, выставляя свои прелести, правда, закрытые узкими трусиками, а потом откидывала назад копну черных густых волос. Я помню, как я возбуждался от этих картин, а потом трахал свою жену так, что она кусала подушку, чтобы не завопить.
Однажды мне пришлось подвозить Марианну с какого-то события, мой партнер попросил меня это сделать, поскольку все равно было по пути. В тот день ничего не произошло, поскольку оба торопились. Но тогда же в меня вселилась уверенность, что рано или поздно это произойдет. Что однажды моя рука окажется между ее ног и будет ласкать ее сокровище, которое тк и не смог оценить ее муж, мой партнер.

В тот раз я смог хорошо разглядеть то место, где соединялись ее ноги и, по-моему, Марианна специально не торопилась.

Садясь в машину, она развела ноги и мне хорошо была видна ее промежность, черные колготки и трусы, едва закрывающие вход. Не знаю, что чувствовала она, но хорошо помню, что чувстввал я, непреодолимое желание набросится на нее здесь же, в машине. Сев, она посмотрела на меня своими огромными карими глазами, словно спрашивая, ну как? – нравится. Но я понимал, что это еще игра, а не приглашение. Приглашение будет потом, если будет.

Пока мы ехали, я все время думал, о том, как бы смотреть на дорогу, а не на ее ноги. Марианна откинулась на сиденье, закрыла глаза и как бы невзначай слегка развела ноги. На светофорах я смотрел только на них, и едва успевал за потоком. Ее короткая юбка поднялась достаточно высоко, чтобы я видел почти все. Я не знаю, заснула ли она на самом деле или притворилась, но в конце концов ее ноги разошлись настолько, что я видел все, что было межу ними и едва сдерживался от того чтобы не погладить их.

Трусы, которые были на ней надеты закрывали только самую середину, поэтому мне отчетливо был виден венчик черных волос, пробивавшийся по краям трусов. В конце пути одна ее рука легла между ног, прикрывая картинку, но от этого она стала еще более эротичной. Когда мы подъехали к дому, она это почувствовала и, словно, очнулась. Марианна вышла из машины, поправив юбку, попрощалась и вошла в подъезд. Я еле удержался от того, чтобы не подрочить прямо в машине.



Следующая наша встреча произошла у меня в офисе. Марианне вдруг понадобились какие-то материалы, которые у меня были и я был готов ей их предоставить. Она села в гостевое кресло и принялась изучать их. и опять я имел возможность смотреть на ее ноги, но на этот раз под колготками не было трусов, а только виднелось белое хлопковое пятно. Так продолжалось минут десять. Я не выдержал и сказал:

- Не дразни меня.

Марианна посмотрела на меня притворно удивленными глазами и свела ноги.

- Спасибо, это мне поможет.

Она поднялась и как-то вся вытянулась, демонстрируя фигуру, потом тряхнула волосами и сказала:

- Пока, увидимся, приходите в гости.

- Приглашай - придем.



Но после этого прошло много времени и мы не виделись. За это время роман моего партнера с моделью приобрел размах вселенской катастрофы. Он был настолько увлечен ей, что они трахались в офисе и не всегда прикрывали дверь, так что кое-что было видно и почти все было слышно, но это его мало заботило. У его девушки на лице было написано, «трахни меня» и он трахал ее. Не спорю, это не очень прилично подсматривать, но так уж получилось, что однажды Элла, а так звали его модель ввалилась в офис нашей маленькой консалтинговой фирмы и быстро прошла в кабинет моего компаньона, дверь которого находилась почти напротив моей. Уж не знаю, пьяная она была или под кайфом, но ее глаза горели, она проскочила, даже не поздоровавшись. Они уединились в кабинете моего партнера, но то ли был сквозняк, то ли еще что-то, но дверь приоткрылась. И когда я пошел на кухню налить чаю, то невольно взглянул внутрь. Видимо Элла страшно хотела трахаться, потому что картинка открывшаяся мне говорила только об этом. Распахнув полы длинного черного пальто, подняв юбку, она выставила свой холм вперед. В отличие от других моих знакомых, Элла выбривала волосы на лобке. Я видел это потому что она стояла лицом к двери, но ничего не видела, потому что либо была пьяна, либо под кайфом. Я невольно задержался. Одна рука Эллы была между ног, а второй она держала голову моего партнера. Угол, под которым я это видел был, пожалуй, самым выгодным, поскольку видно было все. Мой компаньон начал облизывать ее лобок, держа руками ее зад.

Мне не только было видно, но и слышно.

- Выеби меня, порви меня, сюда, сюда, в пизду…

Мой партнер встал с колен, спустил с Эллы колготки, она тоже носила их без трусов (неудивительно) и положил ее на стол. Он спустил колготки ниже колен, чтобы они не мешали ему раздвинуть ее великолепные длинные ноги. Она подняла их кверху. Ее искрящиеся черные колготки опустились к щиколоткам и зацепились за туфли на высоком каблуке. (Высокий каблук с ее-то ростом). Антон пристроился к ней и, видимо, воткнул свой член в ее выбритую пизду и начал двигаться, отчаянно пыхтя.

Мой член напомнил о себе незамедлительно. Кто бы удивлялся, когда на твоих глазах пялят красивую блядь, да еще на столе. Я опустил руку в карман и стал поглаживать свой член. Он быстро дошел до состояния крайнего напряжения. Трудно удержаться, когда видишь такое. Да я, собственно, и не собирался.

Антон трудился вовсю, Элла издавала жадные и похотливые звуки, которые у меня вызвали только одну ассоциацию – ебливой кошки. Антон уже собрался кончать, но тут Элла сказала: - Не так, в жопу, выеби меня в жопу.

Я не выдержал и стал кончать в штаны, предварительно скрывшись за стеной, чтобы не помешать моим любовникам. Потом я вернулся в кабинет, позабыв о чае.

Я слышал как они кончили, но мне было почти все равно. Мое возбуждение почти прошло, но я подумал, что хотел бы вот так же трахнуть …Марианну. Мне тут же вспомнилось как она дразнила меня. Ладно, я как-нибудь тебе позвоню.

Случай не замедлил себя ждать. Марианна знала номер моего мобильного телефона и однажды позвонила сама.

- Привет.

- Привет.

- Я хотела бы с тобой поговорить по поводу Антона.

- ОК, где и когда?

- А сегодня ты мог бы подъехать к нам домой, часов в семь.

- Вполне.

- Тогда договорились.

В этот раз я решил, что так просто она не отделается от меня.

В семь я подъехал к дому. Позвонил, дверь открылась. Я понялся на этаж.

Когда она открыл дверь, я понял, что она готова к тому, чтобы продолжить наши игры. На ней был деловой костюм, видимо она только что вернулась сама. Короткая юбка, колготки и белая блузка, распущенные волосы и легкий запах духов.

- Хочешь есть?

- Хочу

- А пить?

- Хочу, если ты тоже будешь.

- Буду.

Она достала бутылку красного.

И ужин и вино были превосходными. За это время мы просто перебрасывались обычными фразами. Потом я уронил салфетку. Наверное специально, а может и нет, не помню. Конечно, я, пыхтя, полез под стол. И, конечно, я посмотрел на нее.

За то мгновение, пока я нагибался, Марианна раздвинула ноги и просунула туда руку, ее ладонь с длинными пальцами нежно поглаживала пространство между ног. Я не торопился. И она продолжала гладить себя между ног, в открытую мастурбируя через колготки. Она широко развела ноги и показывала мне все. Ее пальцы медленно терли промежность, длинные ногти легко царапали нейлон, как бы перебирая скрытые за ним прелести. Вторая рука придерживала край юбки. Я отчетливо видел границу колготок, проходившую по бедру.

Черный цвет, по-моему, самый эротичный.

Марианна слегка подалась вперед, выставляя свои прелести и ласкающую их руку. Марианна была расслаблена и возбуждена, запах возбуждения доходил и до моих ноздрей. Какой это был аромат, острый и в то же время сладкий.

Под столом в согнутом состоянии было неудобно. Я выбрался оттуда. Она сидела, закрыв глаза, словно ожидая моих действий, продолжая ласкать себя.

Отбросив стыд и приличия, она натирала пальцами свою плоть, приводя меня в состояние радостного трепета. Неприступная женщина была у моих ног. Я подошел ближе, но продолжал наблюдать. Похотливо разведенные в стороны ноги, двигающиеся тонкие пальцы, все это было прекрасной картиной. Я приблизился сзади и просунул свою ладонь между ее ног.

Мои губы оказались на уровне ее ушей и я стал целовать ее ухо. Она откинула голову и этим движением обнажила и ухо и дивную шею. Член мой встал колом и уже начал мешать мне. Но игра продолжалась. Очень хотелось засадить ей в зад, прямо в жопу, чтобы она она поняла, кто в доме хозяин. Я стал терзать ее между ног, грубо играя с клитором.Я зажимал его между пальцев и тер, одновременно лаская ее губы, Марианна приближалась к экстазу. Моя вторая рука присоединилась к действию.





Это мне напомнило давно забытый случай, когда я служил ночным сторожем, ну, типа , ВОХРа. Тогда у меня была женщина-начальник: смены, часы и все прочее. Однажды мы оказались одни в комнатке, где я дежурил и она стала жаловаться на своего мужа, что он плохо трахал ее, тогда я просто обнял ее и положил руку на ее пизду, она было попыталась отстраниться, но потом передумала. Одета она была в дурацкий тренировочный костюм, который быстро оказался спущенным вниз, а она оказалась на столе с разведенными в стороны ногами.

Я помню, что ее белье было совсем не сексуальным, но это не смутило меня и я вставил свой член в нее с наслаждением добившегося самки самца. Трахались мы долго и с упоением сравнимым с тем, когда ты утоляешь жажду стаканом холодной воды. Ее широченная пизда хлюпала, а она издавала хриплые крики удовольствия.

Потом я еще долго вылизывал ее сокровище, а она содрогалась в оргазме снова и снова. Я кончил в нее и, пока она лежала на столе, моя сперма медленно вытекала из нее, оставляя липкий след.

Потом она несколько раз приходила ко мне и мы снова трахались как безумные на столе, на диванчике, она вставала раком разводя свои ягодицы, сосала, просила трахнуть ее между грудей и я трахал ее и кончал прямо в лицо. Фантастическая была осень. Это плохо поддается описанию, потому что все было как в тумане и осознание того, что я так свободно занимался любовью с молодой, да еще и замужней женщиной, что она приходила ко мне в эти убогие комнаты-сторожки только для того, чтобы я ее удовлетворил, было самым ценным.

Чувство, что я даю ей что-то, чего у нее не было, давало мне ощущение почти счастья. Потом мы расстались, но расстались довольные и почти счастливые. Мне запомнилось, как Наталья, так, кажется ее звали, один раз, придя ко мне, раздевалась. Я тогда уже завел простыню, которой застилал диванчик для наших свиданий. Она пришла около 10-ти вечера, когда все уже разошлись и в здании никого не было. Она была в длинной юбке и плотных колготках, поскольку на дворе уже стояла зима. Но под колготками не было трусов и она так стеснялась, пытаясь снять их. Меня это так возбудило, что я повалил ее на диванчик, не дав закончить, и стал целовать ее и ласкать, не позволяя стянуть колготки. Я гладил ее ноги, путаясь в приспущенных коричневых грубых советских колготках, мои пальцы пробовали ее влажные губы, текла она на удивление быстро, возбуждалась с полоборота.

Обнаженным членом я легко касался ее губ и чуть чуть раздвигал их, доставляя удовольствие томления перед проникновением. Она пыталась рукой помочь мне, но я дразнил ее и не входил внутрь, ограничиваясь нежными прикосновениями к губам и клитору.

Потом я перевернул ее на живот. Она так и оставалась в приспущенных колготках и стал легкими касаниями гладить ее спину. Она содрогалась и извивалась, она пыталась подставить мне жопу, чтобы я поласкал ее там, и я ласкал ее, засовывая средний палец в пизду, и она просто изнемогала от удовольствия, я ласкал ее задний проход, легко потирая сам вход и дрожь пробивала ее так, что она уже не могла себя контролировать и хрипела.

Я гладил ее живот и низ живота и она просила вставить в нее член. Я вставил его на два сантиметра и она ловила его, пытаясь проглотить. Соки струились по ее ногам и комната наполнилась запахом похоти. Я вставлял в нее член и снова вытаскивал его, продолжая дразнить ее воспаленную плоть.

Наталья стонала и просила и умоляла войти в нее. Я попросил ее снова надеть колготки. Она удивилась, но натянула их. Прорвав плотную ткань, хотя и с трудом, я вставил в пизду свой член, который тоже был на пределе. Я вогнал его так глубоко как только мог. Мои пальцы схватили ее клитор и стали мять его. Она стала кончать и я тоже стал накачивать ее своей спермой. Ее влагалище сжалось, сдавливая мой член и она кончила с воплем, который, наверное, слышали на улице, а я положил указательный палец на ее задний проход и нажимал до тех пор, пока он не проскользнул внутрь.

Ее оргазм нельзя описать словами. Так кончают немногие женщины. Наташа кончила и разбросав ноги замерла. Она лежала на потертом диване, а из пизды вытекали ее соки смешанные с моей спермой.





Мои мысли вернулись к Марианне. Она испытывала неподдельное наслаждение. Она расстегнула блузку, вывалав теплую, полную грудь с торчащим соском. Меня сильно заводят коричневые стоячие соски, не знаю, почему. Я принялся ласкать ее сосок, продолжая целовать ушную раковину. Такие ласки продолжались долго, пока я не сказал, что хочу ее наконец, целиком и полностью.

Она подняла на меня туманные глаза:

- Ну так что же ты, выеби меня, а?

Я подхватил ее, чувствуя под руками теплые ляжки разгоряченной женщины. Она положила мне голову на плечо и я отнес ее на огромную кровать, где она потеряла свое счастье.

Я опустил ее на постель и поразился, насколько привлекательно-развратной может быть женщина, если захочет. Марианна развела ноги в стороны и опустила между ними обе ладони, как бы прикрываясь, но при этом она начала ласкать себя. Одна грудь игриво торчала из-под пришедшей в полный беспорядок одежды, юбка была на бедрах и весь ее вид говорил только об одном: - Возьми меня.

Я уже был на пределе. Я расстегнул брюки, вытащил член и стал дрочить его. Марианна стала стягивать колготки. Я опустился перед ней и ткнул головку члена ей в зад. – Ой.

-Не бойся, - сказал я и мой член проскользнул в ее влагалище. А потом я ебал ее, пока она не закричала, пока не зашлась в оргазме. Я вытащил член и кончил прямо на нее, залив спермой одежду, несколько капель попали на лицо. Потом я лег рядом, положив ладонь ей между ног, ощущая тепло и влагу.
Count of comments: 0
Posted on 20 Dec 2016 by Nyloner

Name: Remember me
E-mail: (optional)
Smile:smile wink wassat tongue laughing sad angry crying 
Captcha
CAPTCHA, click to refresh
Powered by CuteNews