Инна 3
Самолет должен был прибыть в аэропорт Франкфурта в два часа. Лететь оставалось часа полтора. Самолет был полупустой, поэтому стюардессы Люфтганзы были крайне внимательны. Конечным пунктом моего путешествия был маленький городок на севере Германии, я теперь и не вспомню как он называется. Что-то такое …дорф. Там жила моя бывшая секретарша и любовница Инна. Она вышла замуж там, в Германии и жила там уже несколько лет. Наконец у меня появился повод полететь именно в Германию и именно на центральный север, в Кельн. Мы договорились, что встретимся. Встретится хотелось. Потому что прошло несколько лет как я не видел Инну. На присланных фотографиях она выглядела очень и очень красивой. Она отрастила волосы, продолжала заниматься аэробикой и даже стала тренером. На фотографиях, которые она прислала, она была снята в коротком облегающем платье, с распущенными волосами и в черных колготках. Красивые были фотографии.

- Смотри какая красавица. – сказала жена рассматривая фото.

- Угу.

- Знаю, знаю, ты всегда был к Инне неравнодушен, кобель. Знаешь, что тебя извиняет,

- Что?

- Ты и со мной всегда рад. Если почувствую, что ты к кому-то прикипел, убью.

- Не прикиплю, не волнуйся.

- Ну да, с Ольгой чуть не каждый день стал…

- Извини, ошибся.

Ольга была тяжелым предметом для разговора. Не столько она, сколько ее матушка.

У нее акулья хватка, не заметишь как втянешься, говорила моя жена. А вот тогда я тебя убью.

Мне не очень хотелось умирать, поэтому с Ольгой мы почти перестали встречаться. У нее наконец появился достойный, богатый мужик и она сосредоточила усилия на том, чтобы женить его на себе. После полудюжины любовников-мужей, ей пора было найти свое простое женское счастье.



Инна, выйдя замуж пока так и не обзавелась детьми. Не знаю, в чем была причина, но детей пока не было. Пока я летел и мне приносили напитки и еду, я вспоминал все хорошее, что было у нас с Инной. Много чего было. И банк, и день рождения, и просто встречи. Она была очень легкой девушкой, женщиной. Я надолго запомнил первый влажный поцелуй на своем дне рождения, куда пригласил ее. Он был многообещающим. Потом это подтердилось, и я уже рассказывал об этом.

Рассматривая какой-то журнл, я вспоминал ее ноги, ее тело и приятное тепло разливалось по телу. Я не знал, какой будет встреча. Она замужем, она любит мужа, она живет там, а я живу здесь, ну, то есть в Москве. Да, она королева бензоколонки, ибо, ее тесть владеет бензозаправочной станцией, которая продает бензин на два пфеннига дешевле, чем все остальные, она умная и у нее колоссальный опыт в московских делах. Не знаю, не знаю. Но встречи я ждал с нетерпением. Слишком хорошими были воспоминания.

Инна умела дразнить своим телом, крепким, налитым, как яблоко. Упругим задом, ласковым, бархатным влагалищем. Я до сих пор помню вид ее округлой попы под зеленым платьем в крупный белый горох, когда она наклонялась были видны ее трусы, просвечивавшие сквозь черные колготки. Я любовлся как в кино. Ее формы были великолепны. Не зря она тратила столько времени, потея в спортивном зале.

Милая моя Инна, как давно мы не виделись. Как ты сейчас, что ты сейчас.



Самолет летел где-то над Белоруссией. Стюардесса первого салона в очередной раз спрашивала о напитках.

-Не угодно ли герру вина, шапмпанского, виски, водки.

Глядя на стюардессу, герру было угодно поставить ее раком и выебать ее, но, боюсь, что правила компании запрещали это делать на коротких перелетах. Приходилось просто смотреть на ладную фигуру немецкой стюардессы в форменной юбке до колен (слава богу, юбка, а то иногда и в брюках ходят), на ее красивые колени и доброжелательную улыбку. Что-то в этой улыбке было не так. Что-то другое, непрофессиональное.

-Журналы? – поинтересовалась стюардесса.

- А что у вас есть? – спросил я по-английски с приобретенным годами среднеатлантическим акцентом. Ну никогда меня не принимали за американца или англичанина. Всегда что-то среднее. А для них среднее – это северная Европа. Швеция, Дания, Финляндия, дальше их познания в географии просто закончивались. Что лежит по ту сторону финской ганицы, они просто не знали.

- Financial Times, Playboy, Penthouse

- Hustler? – поинтересовался я.

- Mein lieber Herr would like to have Hustler? – на смешанном англо-немецком произнесла стюардесса, наклонившись так близко, что я слышал аромат ее духов.

- And a hungry pussy. – Добавил я, разозлившись. Разозлился я неизвестно почему. Черт его знает. Может от того, что мне захотелось эту самую стюардессу, а может от чего-то другого.

- Are you married? – поинтересовалась стюардесса неожиданно. Вопрос сбил меня с толку. Женат ли я.

- Yes.

- Gut. - Она снова улыбнулась.

- – Can you follow me in a minute?

Через минуту последовать за ней, да на край света. Она была темненькой, стройной и не такой крупной как многие немки. Хорошо бы знать, куда?

Она оторвалась от ряда и пошла вперед.

Блин, вот тебе и на. Люфтганза. Обычно это строго-настрого запрещено правилами компании, хотя хрен его знает, может у них капитан слегка сумасшедший или еще что.

Я невольно посмотрел на часы, засекая минутую Полторы, чтобы быть джентльменом. А куда идти-то, подумал я. Черт. Все бляди. Ну куда идти-то?

Я усмотрел как она скрылась за какими-то шторками. Здрасьте пожалуйста.

Минута наконец прошла, потекли следующие 30 секунд. В голове вспышками проносились мысли: - Немки, ети его мать, напросился. А презерватив. Лихорадочно я достал из сумки дежурный презерватив и зажал его в потной ладони. Елки-палки.

Тридцать секунд протикали на Petek Philippe. В животе было как-то тяжело и неуютно. Не было такого у меня, ну не было.



Как во сне я встал с кресла и направился по проходу вперед. Другая стюардесса улыбнулась мне навстречу. Лет сорок, подумалось мне. Темноволосая. Улыбка какая-то очень понимающая. Елки-палки. Да-а-а.

В момент просветления я понял, куда мне надо. Там такая маленькая кабинка есть, куда они верхнюю одежду вешают. Она пологом задергивается.

Я дошел до кабинки и отдернул занавес. Моя стюардесса повернулась ко мне.

- Mein lieber Herr, kommst du. Come in. Do not be afraid. Заходи, не бойся. Да я и не боялся, только необычно это.

Я вошел внутрь. Профессиональным движением она задернула шторку.

Мой немецкий не так хорош как английский, но бытовые вещи я понимаю. Дабы не смущать публику дальше все дается в переводе, хотя это была порядочная смесь немецкого, английского и двух русских языков.

-Как тебя зовут, - спросил я.

- Хельга. – улыбнулась стюардесса. И протянула ко мне руки, обнимая меня. То ли от страха, то ли от удивления, я как-то не испытывал ничего. Мой член, обычно падкий на такие штуки просто предательски не реагировал на это. Подрочить, что ли.

- Я хочу вас поласкать. Все также улыбаясь, сказала Хельга...



Инна много и как-то жадно пила. Было видно, что она сильно волнуется и пытается сбить волнение вином.

После четвертого бокала Инна захмелела. Мы сидели в уютном месте, совсем не похожем на все, что обычно ассоциируется с Германией.

-Ты спросил, счастлива ли я, да я счастлива, но мне чего-то не хватает.

Я смотрел на нее и думал, ну чего же тебе не хватает, милая моя.

-Да любит, любит он меня, только это не то. И я его люблю, но что-то не то.

Инна стояла на четвереньках, оперевшись на локти. Прямо передо мной был ее упругий зад, натренированный занятиями аэробикой. Мне на секунду стало стыдно, что я сам уже давно ничем не занимался, кроме секса.

Словно это было в первый раз, я осторожно подвел член к ее прикрытой нейлоном киске и стал нежно касаться ее промежности.

Член ходил взад и вперед по нейлоновой поверхности между ее полушариями, и я вдруг понял, что не могу сдержать себя, слишком я возбудился. Низ моей головки скользнул по ее колготкам от самого места раздвоения, до низа спины и из меня брызнуло, да так много… Несколько сильных струй, я едва успел оторваться от нее, держа член в руке. Сперма летела во все стороны и тяжело шлепалась на ее тело.

Теперь все ее колготки были заляпаны моей белой, густой спермой. Чудесно, просто «чудесно», не удержался, кончил на девушку. Она, правда, тоже кончила, но я расстроился. Я слегка подтолкнул ее и мы упали на кровать. Пытаясь загладить такую неудачу, я стал гладить ее. Ноги спину, легко касаясь кожи. Ее пробрала судорога. На спине у женщин как у кошек тоже эрогенные зоны. У всех по-разному, но обычно очень сильные. Мало кто это использует, но если делать все правильно, то даже после оргазма женщина начинает снова кончать или еще что-то, но они начинают дергаться и извиваться от нестерпимого удовольствия. Это бьет по нервным окончаниям как током.

Инна была из тех, у кого на спине была такая зона, прямо от шеи и до ягодиц. Одно сплошное удовольствие. На спине Инны был тонкий золотистый нежный пушок и от этого ей было еще приятнее. Оргазм снова настиг ее, но исходил он не из матки или клитора а от всего тела. Она вскрикнула, изогнулась вся в дугу и без сил упала лицом вниз, прохрипев: - Не надо больше, не надо…Она была почти без чувств. Кончив, она хотела отдохнуть. И мы отдыхали на большой кровати Кельнского отеля. Милая моя Инна, не было тебе счастья дома.

Где-то минут через тридцать я отошел от оргазма и стал снова приставать к Инне. Забираясь ладонями между ног и лаская грудь, я смотрел как она снова возбуждается.

Потом я вошел в нее и с удовольствием кончил сам, чувствуя как стенки ее влагалища сжимаются вокруг члена, это было чудесно. Мы провалялись в постели еще час, а потом она уехала. К соему немецкому мужу и к бензоколонке в маленьком городке, где делают вишню в коньяке. Потом мы виделись еще раз, но это другая история
Count of comments: 0
Posted on 20 Dec 2016 by Nyloner

Name: Remember me
E-mail: (optional)
Smile:smile wink wassat tongue laughing sad angry crying 
Captcha
CAPTCHA, click to refresh
Powered by CuteNews